Еврей типичный


20 фактов о еврейском лице — Booknik.ru

1. «У тебя такое еврейское лицо», - сказали однажды Букнику с любовью, и он немедленно забыл все те случаи, когда эту же фразу произносили с отвращением, смущением, сарказмом, враждебностью и даже брезгливостью. По лицу будешь узнан, а потом уже по делам, и никуда от этого не деться.

2. Узнавание еврея по лицу стало наукой. Узнавание еврея по лицу – врожденный навык некоторых народов, в частности, самих же евреев. Узнавание еврея по лицу – это народная забава, ибо известно, что еврей – вечно чужой, хотя может казаться бесконечно своим. И важно уметь его узнавать.

3. Искусство чтения лица – физиогномика – давно стало наукой. Если верить ей, глаза, нос, уши, рот - эти своеобразные антенны, которые двадцать четыре часа в сутки сообщают, что делается вокруг, и их форма, а также мимические морщины, многое могут сообщить о человеке. Получается, что крупные, широко открытые глаза того самого усредненного еврейского лица – признак непреходящей способности удивляться и взаимодействовать с окружающим миром. Про крупные уши – те же выводы, а вот крупный нос… Нет, не получается. Ни в одном из изученных нами текстов не говорится о том, что лица еврейской национальности каким-то особенным образом воспринимают запахи. Разве что тот самый общий средиземноморский предок передал нам привет вместе с крупным носом – благо пряностей и благовоний на Ближнем Востоке немало.

4. Другую версию, объясняющую особенности этнофизиогномики евреев, Букник услышал в школе от особо воинственно настроенного одноклассника. Тот всерьез защищал теорию о носах: мол, евреи умные потому, что всякие там носовые пазухи и прочие внутренние части носа homo sapiens у евреев вынесены в область выдающейся части шнобеля, и от этого места в голове (а, следовательно, пространства для мозга) остается больше. Букник никогда не верил в эту галиматью, но почему-то именно она и запоминается из детства, а не какая-нибудь там важная наука.

Мерил Стрип в роли раввина (Ангелы в Америке)

5. Нос, конечно, – это тема. В нацистской Германии проводились специальные занятия, лекции, семинары, на которых учили узнавать евреев. Вот как в учебнике для детей «Der Giftpilz», выпущенном антисемитом Рейха номер один Юлиусом Штрайхером, мальчиков и девочек учат определять евреев. (Мы тут приведем краткий пересказ этого текста, который объединяет почти все стереотипы.)

Сегодня в седьмом классе царит оживление: любимый учитель, герр Биркманн, говорит о евреях. Даже самый ленивый мальчик, Эмиль-храпун, не спит и внимательно слушает. Герр Биркманн знает о евреях из жизни и умеет излагать эти знания в доступной форме, поэтому любимое время детей – «еврейский час». Подходит момент, когда надо проверить, что выучили дети. Тянутся руки. Как мы узнаем еврея? "Мы можем узнать его по форме носа: он загибается на самом кончике и похож на цифру шесть. Мы так и называем этот признак – «еврейская шестерка». Он отличается от просто горбатого или орлиного носа тем, что похож именно на шестерку, - отвечают ученики. Мы можем его опознать и по губам – они обычно мясистые. И глаза его отличаются от наших – веки у них тяжелые, взгляд подозрительный и пронизывающий, сразу видно лживого человека. Ростом они невелики, от среднего до низкого, страдают плоскостопием, уши у них большие и торчат, как ручка у чашки. Волосы черные и курчавые, как у негра, а при разговоре они машут руками".
В конце урока дети дружно поют звонкими голосами: «С еврейского лица на нас смотрит сам дьявол» и радостно разбегаются.

6. Замечено, что среди ашкеназских евреев процент светловолосых людей ниже, чем у других жителей Северной Европы, а среди сефардов и мизрахов процент таких людей выше по сравнению с арабами и другими азиатскими группами. Светловолосых больше среди ашкеназов, среди сефардов их меньше, еще реже они встречаются среди мизрахов. До Холокоста среди германских евреев 30% были светловолосыми, среди английских – 25%, но среди итальянских – всего 5%. Исследования, проведенные в начале XX века, показали: среди ашкеназов (Галиция, Польша, Германия) светловолосых от 10 до 30% и рыжих – от 2% до 4%. Сефарды (Босния, Англия, Италия) - 10% блондины, 1% рыжие. Среди горских и дагестанских евреев – 2% блондинов и 2% рыжих. В России, Галиции и Польше наблюдалась самая высокая концентрация рыжих.


7. Статистически обработанные данные по 145 000 еврейским детям Австрии, Германии и Венгрии в дохолокостный период показали: 30% блондины, 55% шатены и 14% жгучие брюнеты. Рыжих – полпроцента.

8. Цвет глаз прабабушек и прадедушек ныне живущих евреев тоже подвергся статистической обработке в конце XIX века. Среди российских евреев светлоглазыми были 23%, среди австрийских – 27%, а среди ашкеназов, проживавших на территории Англии, – 11,1%.

9. Если покопаться в статистике, возможно, найдется объяснение еще одному клише – «у евреев чаще встречается сочетание темных волос и светлых глаз, чем у других народов».

10. В середине XX века в перуанском городе Кахамарка двое братьев Альваро и Сегундо Вильянуева Корреа решили обратиться в иудаизм. С них началась община, которая сформировалась к 1958 году. Члены этой общины, получившие имя Сыны Моисея (Бней Моше), строго соблюдали субботу, праздники и кашрут. Со временем эта группа выросла до 500 человек, и в народе их стали называть «инко-евреями». Сравнительно недавно они были признаны раввинатом, и многие из них переехали в Израиль. Интересно, как они там? Обжились? Если сильно не присматриваться, индейские черты лица отдаленно напоминают стереотип еврейского. В американских вестернах, пока не началась мода на коренные народы, индейцев поначалу играли как раз евреи или итальянцы. Вот и студенты Букника, обсуждая его национальность, однажды поспорили: один говорил, что он еврей, а другой – что майя.

11. Борода – тоже тема. И не только еврейская. В ХV веке жил кардинал Виссарион, обратившийся в католицизм из греческого православия и все пытавшийся объединить расколотые церкви. Был он популярен, и прочили ему папство, но борода, которую он носил по старой памяти, помешала. На одном из приемов в 1471 году, король Луи XI дернул его за бороду и наговорил грубостей. Виссарион расстроился и умер годом позже. Because of a beard, a papacy was lost. А теперь представим, как все кому не лень издевались над еврейскими бородами во все времена. И ведь были же они совсем не правы, ибо сказано: «Не стригите головы вашей кругом, и не порти края бороды твоей» (Лев 19:27).

12. Евреи соблюдают именно этот завет. К тому же, борода и лидерство – вещи в культуре очевидно взаимосвязанные. Есть такая талмудическая история про раббана Гамлиэля II, духовного лидера, наси, в период после разрушения Храма. Настал в его жизни момент, когда был он отстранен от руководства за злоупотребление властью, а на смену ему прочили Элеазара бен Азарию, блистательного молодого раввина, потомка первосвященника Эзры. Но был тот молод и безбород, что стало серьезным препятствием для его назначения. Однако свершилось чудо: Элеазар проснулся как-то утром и увидел, что Бог дал ему длинную и, главное, седую бороду.

13. Так что борода стала важным культурным маркером. Но все же растительность на лице не всем евреям по вкусу, некоторые наши современники ищут и находят компромиссное решение между заветом и реальностью. Если нельзя именно брить, то есть срезать, значит, можно, например, депилировать кремом (тут правда, есть риск лишиться кожи лица). Далее, как это обычно бывает, спор переходит в область семантики выражений «срезать концы волос» и «разрушать/портить концы волос». Например, можно убирать растительность машинкой (тримминг можно, бритье нет): волоски на лице уничтожаются, но не до конца. Некоторые галахические власти запрещают электробритвы, другие считают, что прибор не так основательно, как станок, стрижет волос, а следовательно, не разрушает его полностью, и использовать электробритву можно. Не спрашивайте, где здесь логика, читайте литературу. Другое дело, что и Тора и Талмуд явственно дают понять: у еврейского мужчины должна быть борода. Ее потеря напрямую связана с потерей идентичности.

14. Однако христиане по-другому интерпретируют Писание. Возможно, Папа Григорий VII (1073-1085) ввел для католических священников правило бриться, дабы отличались они от иудейских и мусульманских коллег, но со временем это правило нашло более возвышенное объяснение в работах средневекового богослова Гилельма Дуранда (1237-1296), утверждавшего, что, состригая бороду, избавляемся мы от пороков и грехов, ибо сущность их поверхностная, и безбородость приближает человека к ангелам, которые вечно молоды. Вот и Иосифа побрили, прежде чем провести в покои фараона, ибо египтяне культивировали безбородость как признак молодости. Получается, что евреи вовсе не боятся показаться старше, ибо культивируют мудрость, неизбежно сопутствующую возрасту. Эх, кабы так оно и было…

15. Вот реконструкция израильского еврейского лица первого века нашей эры. Она была сделана для фильма "Би-би-си" «Сын Божий» - это версия Иисусова облика. А исследователь и документалист Джон Роумер в другом фильме - снятом для Discovery Channel «Семь чудес света» - обращает внимание на то, что традиционное изображение Иисуса может происходить от классического эллинистического изображения Зевса. Теперь соберем это все воедино и посмотрим на гипотетического представителя «еврейской национальности». Какие впечатления?

16. Изображений древних евреев не так уж и много. Букник наткнулся на две интерпретации одного из самых известных – процессии с фрески гробницы Хнумхотепа III из Бени-Хасана. «Группа из четырех еврейских женщин несет сурьму для подкрашивания глаз египетского принца. Эта фреска показывает нам, сколь велико отличие в одеждах египтян и евреев. Мы также видим, как сильно отличаются египетские и еврейские женщины в профиль: египтянки – красавицы, с идеальными носами, а еврейки – страхолюдины! – с горбатыми носами. Евреи вообще завидуют красоте других народов, так как у них лица, как у гномов (на это явное сходство никто еще не обращал внимания, потому что евреев боятся), огромные носы и мохнатые, как у йети, брови».

17. Удивительным образом другие видят в тех же росписях гробницы Хнумхотепа III источник знаний об искусстве и ремеслах евреев. «Тридцать семь торговцев и ремесленников с женами и детьми изображены на фреске внутри захоронения. Их одежды, прически и цвет кожи указывают на то, что они были из Ханаана». Художники тщательно вырисовали одеяния семитов, и это позволяет ученым установить, что ткани были изготовлены на станках, еще не известных в Египте, и окрашены в цвета, которые не применялись в Египте в тот период. Собственно, для нашей темы не столь важно, что многие прогрессивные технологии были привнесены в Египет семитами. Нам важен портрет дам, проживавших в Ханаане XIX века до нашей эры и увиденных глазами египетского художника. Они весьма привлекательны, и сходство с нашими современницами налицо.

18. Пчелы различают лица людей. Никто пока не понял, как они это делают. Причем узнают нужного человека, даже если его фотографию перевернуть.

19. Снайперские винтовки скоро будут различать лицо человека в прицеле, чтоб точно знать, стрелять или нет.

20. Привычка определять национальность человека по его внешнему виду не исчезнет никогда, ибо напрямую связана с выживанием и необходимостью классифицировать мир. Как и у животных с их навыками точной атрибуции особей разных видов. И только самые продвинутые из нас умеют вовремя вспомнить, как легко обмануть глаз и как мало эта классификация дает сердцу.


Также по теме:
Курс "ЕВРЕЙСКАЯ ГЕНЕАЛОГИЯ"
Каверзные вопросы: "Еврейска ли Вупи Голдберг"
Статья "ИМЕНА, ВЗЯТЫЕ ИЗ ПРИРОДЫ"
Статья "О ВАЖНОСТИ ЗНАЧЕНИЙ ИМЕН У ЕВРЕЕВ"
Статья "ЕВРЕЙСКИЕ ФАМИЛИИ"

Бердичев: одна из нерассказанных историй...

Занятие для учащихся старших классов 
Разработано совместно Международной школой преподавания Холокоста и Международным институтом исследования Холокоста в Яд Вашем

В данном занятии мы предлагаем модель преподавания сложной и морально тяжелой темы истории уничтожения евреев во время войны на оккупированной советской территории. Эта тема научно представлена на сайте проекта "The Untold Stories". Как возможно донести данную тематику до слушателя, мы представим в предлагаемом ниже занятии на примере Бердичева, используя как материалы с сайта, так и из других источников. Мы рассмотрим, таким образом, на примере одного города и одной общины характерные ключевые этапы развития "окончательного решения еврейского вопроса" на оккупированной территории СССР, личные судьбы, а также проблемы по увековечению памяти жертв Холокоста, типичные для послевоенного Советского Союза.

Вступление

Вторжение нацистской Германии в Советский Союз 22 июня 1941 года (операция "Барбаросса") явилось также началом массового уничтожения евреев на оккупированной территории. В основе этой политики лежали идеологические предпосылки, выраженные в колонизаторском характере войны ("жизненное пространство") и в борьбе с "иудео-большевизмом". 

За годы войны были полностью уничтожены еврейские общины, среди которых были как крупные и известные, так и поменьше, чья трагедия долгое время оставалась в тени...

Интернет-проект "The Untold Stories" ("Нерассказанные истории: места массовых убийств евреев на территории бывшего Советского Союза") посвящен судьбам общин. Международный институт исследования Холокоста в Яд Вашем проводит работу по выявлению и исследованию документации, фотографий и свидетельских показаний, чтобы представить публике ту часть истории Холокоста, которая прежде была сравнительно мало известна. Сайт "The Untold Stories" содержит, помимо информации о самих общинах и их историй, также документы о близлежащих к ним местам массовых убийств, свидетельства - текстовые и видео - выживших евреев, немцев и местных жителей, отчеты Чрезвычайной Государственной Комиссии, рапорты СС и вермахта... Особое место занимают описания местных усилий по увековечению памяти убитых евреев...

 

«Иерусалим Волыни»: еврейская община Бердичева

 

Учителю

Цель этой части занятия – рассказать в общих чертах о довоенной жизни евреев на территории Советского Союза. Важно, даже обращаясь к такой тяжелой теме как уничтожение и политика "окончательного решения", начинать занятие с истории жизни будущих жертв.

Вид на Бердичев с реки Гнилопять

Город Бердичев расположен в Житомирской области Украины. Первое упоминание евреев в Бердичеве относится к 1593 году. В 18 веке город стал одним из важнейших еврейских центров на территории Украины и известным центром хасидизма, в честь чего его называли "Иерусалим Волыни". Здесь проживали известные раввины, такие как, например, цадик Леви-Ицхак Бердичевский, или знаменитый деятель еврейского Просвещения рабби Ицхак Бер Левинзон.

После присоединения к России (1793 г.) в Бердичеве расцвела еврейская культурная жизнь, а сам город превратился в важный торговый центр. В 1798 году в городе появилась еврейская типография, одна из наикрупнейших в России в середине 19 века. С 1858 года по 1869-й здесь проживал выдающийся еврейский писатель, классик литературы на идиш и на иврите, Менделе Мойхер-Сфорим, а в 80-х годах – Шолом-Алейхем.

По переписи 1897 года в городе насчитывалось 41,617 евреев, что составляло 80% населения.

В книге "Город маленьких людей" Шолом-Алейхем описывает городок Касриловку, прототипом которого явился Бердичев:

...Забитый в уголок, в самую глушь, отрешенный от всего окружающего мира, сиротливо стоит этот город, заворожен, заколдован и погружен в себя, словно никакого касательства к нему не имеет весь этот тарарам с его кутерьмой, суетой, сумятицей, кипением страстей, стремлением подавить один другого, и всеми прочими милыми вещами, которые люди удосужились создать, придумав для них разные названия вроде «культура», «прогресс», «цивилизация», и другие красивые слова, перед которыми порядочный человек с благоговением снимает шапку. Маленькие, маленькие люди...
...Вам хочется знать, как выглядит Касриловка? Хороша неописуемо! А уж если посмотреть издали - и того лучше!
...В середине города имеется широкая, полукруглая, а может четырехугольная площадь, на которой находятся магазины, мясные лавки, лабазы, рундуки и ларьки. И каждое утро открывается базар, на который съезжается множество крестьян и крестьянок со всякого рода товарами, снедью - рыбой, луком, хреном, петрушкой и прочими овощами. Распродав свою зелень, они покупают у евреев нужные им вещи, и это приносит евреям доходы, не такие уж правда обильные, но доходы. И там, на этой же самой площади, днем лежат, растянувшись, все козы города, и греются на солнышке, именно там и находятся, да простится мне, что рядом помянул, и все синагоги, молельни, хедеры, где еврейские дети изучают тору, обучаются молитвам, чтению и письму... Ребе с учениками поют и кричат во все горло - оглохнуть можно!.. А еще тут есть баня, где женщины моются, а так же богадельня, в которой евреи умирают, и всякие прочие укромные места, которые дают себя почувствовать еще издали... 

Шолом-Алейхем. Собрание сочинений, том 4. Москва, «Художественная литература», 1960

В гражданскую войну (1918-1920) евреи Бердичева пострадали от погромов, устроенных отрядами Петлюры и гетмана Скоропадского: десятки человек были убиты и покалечены.

При советской власти в городе были закрыты многие религиозные учреждения и запрещена сионистская деятельность. В то же время власти поддерживали и поощряли еврейскую светскую культуру и культуру на идиш, видя в них инструмент для внедрения в массы советской идеологии. В государственных учреждениях идиш стал официальным языком, на нем велось и судопроизводство. В 1926 году в Бердичеве проживало 30,812 евреев, что составляло 55.6% от всего населения. В 1928 году в здании бывшего монастыря ордена босых кармелитов был открыт историко-культурный заповедник (музей), в котором большая часть экспозиции была посвящена культуре на идиш.

Музей Бердичева, бывший монастырь ордена босых кармелитов, в котором в 1930-е годы располагался историко-культурный заповедник

К концу 30-х годов в СССР изменилась национальная политика, вследствие чего все советские учреждения на идиш были закрыты. Еврейское население в городе резко сократилось по причине массовой миграции, начавшейся еще в начале 20-го века. По переписи 1939 года в Бердичеве оставалось 23,266 евреев - 37.5% населения.

 

Судьба евреев Бердичева в первые недели немецкой оккупации, июль-август 1941

До прихода немцев около трети еврейского населения успело эвакуироваться или бежать. Немцы вошли в Бердичев 7 июля 1941 года.

Вспоминает Михаил Вальшенбойм:

...Пришли немцы... Сразу они никого не трогали. Я имею в виду те наступающие войска, которые вошли в самом начале в город. А вот вторая линия немецких войск была совсем иная. Эти уже начали грабить. Вместе с полицаями.
В огне Катастрофы (Шоа) на Украине, « Бейт Лохамей ха-Гетаот», 1998, стр. 35

Убийства и грабежи и начались с первых же дней оккупации. В своих воспоминаниях некоторые свидетели отмечали, что до войны отношения евреев с представителями других национальностей в Бердичеве были вполне дружеские. Однако с началом оккупации все изменилось:

С приходом немцев сразу же стали убивать евреев. А местным оставалось для грабежа их имущество. И получалось, что сегодня они взяли шкаф, завтра-кровать, послезавтра еще что-нибудь, золото, например, а дальше и сами заинтересованно ждут, что может чем больше убьют, тем больше добра им достанется. А ведь у каждой еврейской семьи что-то было нажито. Когда немцы евреев забирали под видом что вроде бы на работы различные, то ведь им не разрешали ничего брать с собой кроме золота и различных вещей. Все добро нажитое ведь в домах оставалось...
Там же, стр. 53

Другие мотивы изменения отношения к евреям со стороны местного населения отмечены в следующем свидетельстве:

Надо сказать, что после вступления немцев в город, многие украинцы стали всячески проявлять свое негативное отношение к евреям. Антисемиты всех мастей, почуяв безнаказанность своих действий, как тараканы полезли из всех щелей. Все более-менее состоятельные евреи были просто взашей изгнаны из своих квартир буквально с ручной кладью. Подонки-мародеры надевали на себя награбленное и шли на базар хвастаться обновками. ... По вечерам многие полицаи заливали, как говорится, глаза, заходили в еврейские дома «отвести душу». Жители города с наступлением сумерек прятались по домам, со страхом ожидая что именно в их дверь ворвутся полицаи, начнут с грабежа, а потом всех поубивают.
Ефим Мильштейн, "Изнанка ада". Minneapolis-St.Paul, 2005, стр. 3-4

В романе Василия Гроссмана "Жизнь и судьба" в письме сыну мать описывает разнообразные чувства, которые испытывали соседи по отношению к поставленным вне закона евреям:

Соседка моя, вдова, у нее девочка 6 лет, Аленушка, синие, чудные глаза, я тебе писала о ней когда-то, зашла ко мне и сказала: «Анна Семеновна, попрошу вас к вечеру убрать вещи, я переберусь в вашу комнату». «Хорошо, я тогда перееду в вашу». «Нет, вы переберетесь в каморку за кухней». 
Я отказалась, там ни окна, ни печки. 
Я пошла в поликлинику, а когда вернулась, оказалось: дверь в мою комнату взломали, мои вещи свалили в каморке. Соседка мне сказала: «Я оставила у себя диван, он все равно не влезет в вашу новую комнатку»... «Вы вне закона», — сказала она таким тоном, словно ей это очень выгодно. А ее дочь Аленушка сидела у меня весь вечер, и я ей рассказывала сказки. Это было мое новоселье, и она не хотела идти спать, мать ее унесла на руках. А затем, Витенька, поликлинику нашу вновь открыли, а меня и еще одного врача-еврея уволили. Я попросила деньги за проработанный месяц, но новый заведующий мне сказал: «Пусть вам Сталин платит за то, что вы заработали при советской власти, напишите ему в Москву». Санитарка Маруся обняла меня и тихонько запричитала: «Господи, Боже мой, что с вами будет, что с вами всеми будет». И доктор Ткачев пожал мне руку. Я не знаю, что тяжелей: злорадство или жалостливые взгляды, которыми глядят на подыхающую, шелудивую кошку.

Василий Гроссман, "Жизнь и судьба". Библиотека Алия, 1990

Юный Василий Гроссман с матерью

Во время немецкой оккупации в Бердичеве была убита и мать самого Гроссмана, Екатерина (Малка) Савельевна.

Вопрос:

  • По приведенным выше свидетельствам, каково было отношение местного нееврейского населения к евреям? Чем оно мотивировалось?

Убийства евреев в первые дни оккупации зачастую были не систематическими и носили хаотичный и издевательский характер. Василий Гроссман, описывая эти события в "Черной Книге", и Ефим Мильштейн в книге воспоминаний "Изнанка ада" отмечают, что в ряде случаев немецкие солдаты относились к подобным убийствам как к развлечению:

А через несколько дней немцы задержали несколько еврейских девушек, загнали их в воду возле плотины и заставили плыть на другую сторону реки, где девушек ждала другая группа немцев, которая автоматными очередями гнала их обратно. Девушки поворачивали обратно в тщетной надежде выжить, прежде чем фашистам надоест расправа над беззащитными. Девушки тонули одна за другой, а немцы гоготали, и бились об заклад, пока ни одной из них не осталось на плаву. Я это все видел с обрыва у костела. Ком в горле не мог проглотить еще долго, после того как все было кончено.
Ефим Мильштейн, "Изнанка ада". Minneapolis-St.Paul, 2005, стр. 3

В то же время, уже в июле 1941 года, в Бердичеве, как и в других местах, проводились организованные акции уничтожения.. Так, в июле 1941 года около 850 евреев, преимущественно мужчин, были расстреляны на территории историко-культурного заповедника силами эйнзацгруппы "С". Позднее, в первые дни августа, там же были расстреляны еще 300 евреев, и в конце августа - еще 546 человек.

Выписка из протокола судебного заседания 1946 года:

Прокурор: Для какой цели ваша часть прибыла в г. Бердичев?
Подсудимый: Когда мы прибыли в Бердичев, нам стало ясно, что мы должны выполнять такую же задачу как и во Львове, т.е. расстреливать евреев. 
Прокурор: Производить массовые расстрелы евреев.
Подсудимый: Да. 
Прокурор: Расскажите, как эти расстрелы были произведены. 
Подсудимый: Мы прибыли в Бердичев через несколько дней после того, как он был взят немцами. 
Прокурор: Это было в июле 1941 года. 
Подсудимый: Да, в июле 1941 года, но точной даты я указать не могу. 
Прокурор: Как дальше было?
Подсудимый: В первый же день прибытия в Бердичев, мы получил указания Реннера о нашей работе. 
Прокурор: Какие же указания вы получили?
Подсудимый: Собирать еврейское население, забирать ценности, и расстреливать. 
Прокурор: Что вами было сделано во исполнение этих указаний.
Подсудимый: Эти указания мы должны были выполнить.
Прокурор: Опять вы участвовали в облавах на еврейское население.
Подсудимый: Да, я должен был принимать участие в них.
Прокурор: Сколько дней вы проводили эти облавы?
Подсудимый: Эти облавы проводились в течение двух дней. Было сделано 4 облавы. 
Прокурор: Сколько во время этих облав вашим подразделением было арестовано евреев?
Подсудимый: Наша группа арестовала до 850 человек. 
Прокурор: Где эти люди были расстреляны?
Подсудимый: В нескольких километрах за городом Бердичевом
Прокурор: Вы лично участвовали в расстрелах этой группы людей?
Подсудимый: Да, я принимал в этом участие.
Прокурор: В течение двух дней.
Подсудимый: Да. 
Прокурор: Сколько же времени продолжались эти расстрелы. От которого до которого часа?
Подсудимый: Можно считать примерно 5 часов. 
Прокурор: Сколько людей расстреляли за эти два дня вы лично?
Подсудимый: Примерно до 120 человек.

Выписка из протокола судебного заседания: 1946 года, января 17-28 дня, Военный Трибунал В/МВД Украинского округа, в городе Киеве

После войны пленный немецкий унтер-офицер, летчик радист Бруно Манчи, лично в экзекуции не участвовавший, но ставший ее свидетелем, дал следующие показания:

Летом, в июле-августе 1941 года, мы стояли со своим отрядом (9 самолетов) у Бердичева. Однажды прошел слух, что у старой бердичевской цитадели собираются расстрелять тысячи евреев. Я со своим пилотом фельдфебелем Шнейдером и еще несколькими товарищами поехали в город убедиться, могут ли действительно быть убиты люди только потому, что они евреи. Во дворе цитадели приговоренные к смерти стояли группами. Записали их имена, увели снова в подвал, а затем через короткое время вывели снова. За главной стеной местными жителями была вырыта глубокая яма. Осужденных в одиночку подводили к яме, распоряжался и отдавал приказы офицер из СД (с тремя звездочками). Осужденные останавливались около ямы, их заставляли становиться на колени, и убивали выстрелом в затылок. Вся эта операция проводилась группой в составе офицера и 5 солдат СД. Осужденные шли на смерть, не сопротивляясь. Мы все это хорошо наблюдали, находясь вблизи места казни, у ямы. Так как я не мог смотреть дальше на эту бойню, мы покинули это место, ужасаясь и полные возмущения. 
ГАЖО, ф.2636, оп. 1, д.9, л. 52-51

С. Елисаветский, "Бердичевская трагедия". Киев, 1991, стр. 27-28

Вспоминает Михаил Вальшенбойм:

- Я за кого-то не знаю, но у меня тут, на руках, есть до сих пор затвердения на руках. Это когда я шел с отцом в колонне. Еще с тех пор... а ведь в этой колонне шли здоровые хлопцы, мясники шли. Молодые. Тех, которых в армию еще не успели призвать. И вот вы знаете, я тогда сказал: « Что же это мы идем? Давайте их перебьем!» Я сказал это по-еврейски. А полицаи некоторые по еврейски понимали. И вот один из них как дал мне по руке, и еще, и еще... до сих пор затвердения ощущаются. А вообще, они ведь не говорили, что ведут нас убивать... они ведь говорили, что на работу нас ведут... Ведь только тогда, когда люди раздевались, только тогда они начинали осознавать, что это – все, что это - конец. А ведь сколько раз немцы и полицаи людей собирали, они ведь все время только о работе говорили, ни разу не говорили, что убивать ведут. И все думали, все были уверены, что забирают именно для работ. Это сейчас мы знаем, что стояло за словом «работа». А тогда в ум людей, что жили тогда, не вкладывалось, если можно так сказать, что можно вот так вот запросто людей взять, собрать и увести на смерть. Что можно просто так взять и расстрелять живых людей невинных... Да откуда же они знали, что убивать их ведут? Да может, если бы они знали об этом, о том, что на смерть ведут, так точно бы кто-то кому-то глотку бы перегрыз, зная, что все равно погибать.
В огне Катастрофы (Шоа) на Украине, « Бейт Лохамей ха-Гетаот», 1998, стр. 55-56

Вопросы:

  1. Кто был задействован в уничтожении евреев Бердичева, а кто становился свидетелем?
  2. Каковой была реакция евреев на акции уничтожения? Обоснуйте ответ на основе приведенных немецких и еврейских свидетельств.

В ряде случаев евреев, преимущественно мужчин, отбирали якобы для выполнения различных работ и уводили. Больше они не возвращались, а позднее становилось известно, что всех расстреляли. Так, 27 августа 1941 года солдаты СС отобрали и увели "для отправки на сельскохозяйственные работы" 1303-х молодых сильных евреев. 4-го сентября все они были расстреляны в нескольких километрах к югу от Бердичева, возле деревни Хажин. Эта экзекуция была проведена всего через несколько дней после создания в Бердичеве гетто.

 

Переселение в гетто

Переселение в гетто закончилось к 22-му августа 1941 года, оно располагалось между базаром и рекой Гнилопять, на территории беднейшего района города под названием Ятки. Евреи вселялись в старые хибары, по несколько семей в комнате. Переселение евреев в гетто, по приказу немцев, началось еще с первых дней августа. Брать с собой мебель запрещалось. Покидать гетто разрешалось только для выхода на базар, чтобы купить продукты, но только после шести вечера, когда на базаре уже практически не оставалось ни продавцов, ни продуктов. В остальное время выходить за пределы гетто было запрещено под страхом сурового наказания.

Вспоминает Михаил Вальшенбойм:

Никто там нами не управлял. Я во всяком случае такого не припомню, чтобы кого-то над нами поставили. Просто людей согнали тогда на эти улицы, и каждый там было предоставлен сам себе. Никто о нас не заботился, каждый жил в одиночку, кто как мог.
В огне Катастрофы (Шоа) на Украине, « Бейт Лохамей ха-Гетаот», 1998, стр. 37

Чтобы добывать пропитание и выживать, приходилось нарушать правила и выходить из гетто. Отсутствие физического ограждения и слабая охрана давали такую возможность, но риск быть узнанным и наказанным был огромен.

...приходится «промышлять» конечно, вне гетто - на базаре или около мест расположения немецких частей. Охраняют гетто не очень строго, надо только снять желтую Звезду Давида, прежде чем идти в город. Легче прожить тем, кто не картавит, и не похож лицом на еврея, а то могут прогнать, или позвать полицию. Полицаи церемониться не будут: либо просто надают тумаков, либо еще и посадят в подвал при полицейском участке.
Ефим Мильштейн, "Изнанка ада". Minneapolis-St.Paul, 2005, стр. 9

Вопрос:

  • Каковы были условия жизни в считанные недели существования гетто?

С августа 1941 года, после закрытия гетто, акции уничтожения приняли тотальный характер - о первой такой акции, когда были убиты сотни молодых евреев, говорилось в конце предыдущего раздела. В результате этого массового убийства в гетто остались, главным образом, пожилые люди, женщины и дети.

Шлемарка, место массовых убийств

Видеосвидетельство Михаила Яблочника

Уничтожение еврейской общины Бердичева

15 сентября 1941 года 12,000 евреев, без различия возраста и пола, были схвачены в гетто солдатами СС и украинскими полицаями, конвоированы к хутору Шлемарка вблизи бывшего военного аэродрома, расстреляны и похоронены в заранее выкопанных рвах. Это была самая крупная акция по уничтожению евреев в Бердичеве. Она отличалась от тех, что были прежде, как масштабами, так и составом жертв.

Облава была проведена в ночь с 14-го на 15 сентября. Район гетто был оцеплен, и в четыре утра эсэсовцы и полицаи начали врываться в дома и выгонять людей на базарную площадь. Тех, кто не мог идти - больных и стариков - часто убивали на месте.

Рассказывает Михаил Яблочник:

- И вот, 15 сентября утром, в 5 часов утра, был очень большой шум. Немцы, вместе с полицаями, окружили все эти дома, это место, в котором жили евреи. Это было по площади не очень большое место, но было очень много жителей... И был очень сильный шум. 
- Что такое шум? Что слышно?
- Мы слышали крики. Мы слышали выкрики полицаев, слышна была немецкая речь... Таких вещей раньше у нас никогда не было... Мой отец сказал мне: «Ты маленький, никто тебя не тронет, вот возьми ключ от наших дверей...» А у нас было... если вы знаете... на Украине большинство дверей закрывались перекладиной такой металлической. Вот такой ключ я взял. Он говорит: «Иди посмотри, что там, и закрой нас с наружной стороны... Ты нам потом расскажешь что к чему. А сам где-то спрячься». Я так и сделал. Вышел, закрыл их с той стороны. И начал ходить узнавать, и меня сразу поймали. 
- Кто?
- Полицай.
- Как?
- Значит, по окружности нашего района стояли машины. И люди стояли в колоннах, которых они уже собрали. И меня всунули в эту колонну, потому что в машинах сидели только старики, которые уже не могли идти, или очень маленькие дети. Их бросали в машину, закрывали дверь и увозили. А меня всунули в эту колонну. Было очень много собак и очень много полицейских. Немцев было не так много, большинство были полицаи. И меня, значит, с этим ключом погнали. 

 

Из толпы, собирающейся на базарной площади, немцы отбирали специалистов в нужных им профессиях. Этим людям разрешили взять с собой семьи, что в создавшейся неразберихе нередко приводило к трагедиям: многие из отобранных специалистов не могли отыскать жен и детей.

Вспоминает Михаил Вальшенбойм:

Отцу моему, как строителю-специалисту, разрешили забрать свою семью из колонны, что шла на расстрел. Но он в той сутолоке ни маму, ни сестер, ни братика уже не увидел. Может, они к тому моменту уже были расстреляны. Так вместо них он забрал из колонны, как членов своей семьи, сестру мамы с двумя детьми. Вытащил их вместо жены и детей собственных.
В огне Катастрофы (Шоа) на Украине, « Бейт Лохамей ха-Гетаот», 1998, стр. 40

Из гетто к месту казни людей вели пешими колоннами. Тех, кто идти не мог - стариков и маленьких детей - везли на грузовиках. Тысячные толпы конвоированных проходили под взглядами местных жителей, некоторые из которых видели подготовку к расстрелу, а жители близлежащих к месту убийства сёл могли наблюдать своими глазами непосредственно казнь:

Из протокола допроса свидетеля Николайчука Ивана Никифоровича, проживающего в селе Радянское, 1 апреля 1944 г.:

Вопрос: Тов. Николайчук, расскажите пожалуйста, что вы знаете о массовом расстреле и ямах, которые находятся неподалеку от вас. Что вы лично видели? 
Ответ: Задолго до массового расстрела мирного населения Бердичева, немцы гоняли сюда массу пленных для расчистки ям. Одновременно немцы взрывали ямы взрывчатыми веществами. В один день (не помню какой), в сентябре 1941 года, немцы и полицаи гнали очень много народу мимо нашей хаты к ямам, которые были ранее расчищены. Подведя их к ямам, начали отбирать отдельно взрослых, отдельно детей. Матери не давали своих детей, тогда их немедленно расстреливали... Людей выстраивали по 10-15 и из автоматов расстреливали. Эта процедура продолжалась до тех пор, пока их всех не перебили. 

ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 60, д. 285, л. 18

Раиса Гальперина

Листы свидетельских показаний

В этот день была уничтожена большая часть еврейского населения Бердичева.

В донесении VII отдела штаба 213-й охранной дивизии прикрытия командующему войсками оперативного тылового района группы армий "Юг" от 19 сентября 1941 года говорится:

Жесткие меры, предпринятые дивизией против евреев по прежнему признаются справедливыми и приветствуются. Впрочем, евреи в маленьких городах и сельских местностях, за исключением Бердичева, где их больше нет, не так многочисленны, как это было на Волыни.
ЦГАОР УССР ф. КМФ-8, оп.2, д.165, л. 218. перевод с немецкого

С. Елисаветский, "Бердичевская трагедия". Киев, 1991, стр. 36

Некоторым беглецам из гетто удалось спрятаться в окрестностях Бердичева и в запретных для евреев районах города. В конце октября немцы и полицаи провели на этих людей облаву, в результате которой около 2000 евреев были схвачены и, вместе с отобранными специалистами, заключены в здании историко-культурного заповедника (бывший монастырь ордена босых кармелитов). Третьего ноября (по другим данным, 29-30 октября) из заключенных были отобраны 150 специалистов, а все остальные - вывезены на территорию совхоза Сокулино и расстреляны. Оставшихся в живых специалистов перевели в лагерь на Лысой горе.

27 апреля 1942 года немцы расстреляли около 70 евреек, состоявших в смешанных браках, вместе с детьми.

Последние 60 евреев-специалистов, еще остававшиеся в живых, были расстреляны во время первого наступления Красной Армии на Житомир, в ноябре 1943 года или в первые дни января 1944-го.

Пятого января 1944 года Бердичев был освобожден. В город начали возвращаться считанные спасшиеся евреи...

Вопросы:

  1. Что происходило в течение акции 15-го сентября 1941 года, по свидетельствам евреев? Как описываются эти же события в показаниях местных жителей и в немецких отчетах? Чем можно объяснить разницу в форме и в сути описания событий в обсуждаемых источниках?

Истории спасения

Учителю

В этой части урока важно заострить внимание на нетипичности случаев спасения и на ее причинах.

Василий Гроссман в "Черной Книге" отмечает, что из 20,000 евреев Бердичева, оказавшихся под немецкой оккупации, выжили единицы.

Мы видели, что были сотни евреев, которым удалось бежать из гетто и спрятаться, тем самым избежав смерти в день акции 15-го сентября. Однако это не стало для них спасением – большинство из них было схвачено. Без поддержки и помощи со стороны местного населения спасение было невозможно. При этом малейшие попытки спасать евреев сурово карались, вплоть до смертной казни. И, напротив, за выдачу евреев или доносительство на тех, кто их укрывает, сулили награду.

Ниже приведены три истории спасения еврейских детей.

Вспоминает Михаил Вальшенбойм:

В тот момент, когда я снимал рубашку [во время акции], то увидел, что стою рядом с разбитым комбайном... И вот спрятался я за этот комбайн. Лег, затаился там... И вот слышу, что уже строчат там пулеметы, автоматы... Крик, плач... Когда я там лежал, то подошел один полицай и увидел меня. Подошел ко мне, наклонился, и назвав меня одним хорошим именем, сказал мне: « Чего это ты, жиденок, тут лежишь?». На мое счастье, он еще тихонько об этом сказал. Ведь вы понимаете, что разговор этот был для меня между жизнью и смертью. А я ему так же тихо и говорю: «У меня золото есть. Здесь, со мной. В подштанниках у меня зашито». Я в тот момент в одних подштанниках и был. А у меня на самом деле и не было ничего, просто это было первое попавшееся, что мне пришло в голову. А он мне: «Ну, лежи, лежи. Я потом подойду».Видимо, заинтересовало его это золото. Это-то меня и спасло, а иначе бы он меня за шкирку к общей яме и потащил бы. Так он и ушел. А я еще пару минут полежал там, но сообразил, что он меня знает, и каждый миг вернуться может, так поэтому мне нельзя там долго лежать, уходить надо. Тогда я и уполз оттуда, и полз еще долго, как минимум несколько сот метров, чтобы меня не увидели. А когда я уже выполз, то оказался в каком-то саду, или в парке. Я поднялся на ноги, и пустился бегом бежать. 
Было дело к вечеру, смеркалось. Я попал в село. (...) Еще долгое время таился, ждал чтобы совсем стемнело... А потом в хату попросился. Начал объяснять кто я, что вот бежал мол, из-под расстрела. Меня в хату пустили, покормили. Даже дали возможность переночевать...
-А что это за люди были?
-Ну, как вам сказать. Прошло ведь уже более пятидесяти лет. Я уже даже не помню в точности, в какую хату я тогда заходил, где пережил эту первую ночь после побега из под расстрела. Что я вам скажу? Хорошие люди они были. Не все ведь были плохие. Были и хорошие, и немало их было...

В огне Катастрофы (Шоа) на Украине, « Бейт Лохамей ха-Гетаот», 1998, стр. 41-43

Михаила Вальшенбойма приютила украинская семья в селе Тереховом, а когда оставаться там стало опасно, он прибился к пленным красноармейцам в Козятинском районе. В декабре 1943 года район был освобожден советскими войсками.

Ефиму Мильштейну тоже удалось скрыться с места казни 15 сентября 1941 года. Его на время приютила у себя деревенская украинская женщина.

Потом женщина одела меня во что-то явно большего размера. Заметив мою гримасу, сказала по-украински: «Це одяга моево чоловика» (это одежда моего мужа). Она принесла ножницы, иголку и нитку, и прямо на мне стала подгонять одежду. Закончив, она отошла в сторону, посмотрела на меня, и теми же ножницами стала меня стричь, приглаживая волосы деревянной гребенкой, и приговаривая: «Зараз ты хлопец як наш парубок»... Стригла она меня как барана, хотя у меня была вполне приличная городская стрижка, но я даже и не думал противиться. Только потом понял, что хотела она, чтобы я был похож на деревенского паренька, чтобы не привлекать посторонний глаз, хотела отвести беду. Да немцы оказались хитрее. 
Целую неделю она меня буквально выхаживала: откармливала, отпаивала, и все твердила что то, что со мной произошло - это еще не конец света. Пережить это может человек с сильной психикой, говорила она, а если ты уж сумел выбраться из такой мясорубки, то не должен терять присутствия духа, должен быть начеку в любой обстановке, должен быть готов ко всему. 
Мы подолгу разговаривали этими длинными сентябрьскими вечерами. Она не хотела, чтоб меня видел кто-то из соседей, так что из дома я выходил только когда темнело, да и то лишь в летнюю кухню. Меньше посторонних глаз - спокойней спать будешь, говорила она. 
Но однажды она вернулась с поля и, устало присев у стола, долго молчала. Я не задавал вопросов, хотя на душе было как-то тревожно. Наконец она сказала, что немцы повесили приказ, в котором сказано, что каждый обязан указать, где скрываются евреи, а кто укажет, будет награжден, и награда та - корова. Корова! Да, корова на селе это жизнь! Конечно, сказала она, ты вроде и не похож на еврея, и не обрезан, но если соседи тебя заметят, то донесут непременно, а тогда и ей несдобровать: за невыполнение приказа - расстрел. Глаза твои могут тебя выдать, сказала она, так что держись подальше от полицаев, да и от немцев тоже. Лучше всего не попадаться им вообще, хотя прятаться тоже опасно, так как те, кто прячется, вызывают подозрение. Ты это должен знать, и думать на несколько ходов вперед. 
Что я мог сделать? Я понял что надо уходить. Куда? В какую сторону идти? Я вспомнил, как немцы отделили отца от толпы на базарной площади. Она сразу как-то обрадовалась, мол раз отец твой жив и работает на немцев, то постарайся до него добраться - вдвоем вам будет легче осилить любую беду. 
Она собрала мне узелок с продуктами, помолилась, чтобы Господь помог мне выжить и простил ее грехи, и рассказала мне, как попасть в Бердичев. Она учила меня, как вести себя в людных местах, чтоб не обращать на себя внимания, как просить милостыню, как говорить, что я потерял родных при бомбежке и пробираюсь в Бердичев к дяде и тете, а слезы стояли в ее глазах.

Ефим Мильштейн, "Изнанка ада". Minneapolis-St.Paul, 2005, стр. 8-9

Рассказ Хаима Ройтмана:

Меня называли Митя Остапчук. А я Хаим Ройтман. Я из Бердичева. Мне теперь 13 лет. Отца убили немцы, маму убили. У меня был младший братишка Боря. Немец убил его из автомата...
Я стоял на краю ямы, жду - сейчас застрелят. Подошел ко мне немец, щурится. А я ему показываю: «Смотрите - часики». Там, на земле стекляшка блестела. Немец подошел чтоб поднять, а я кинулся бежать. Он за мной, и строчит из автомата, картуз продырявил. Бежал я, бежал, и свалился. Потом не помню, что было. Подобрал меня старик, Герасим Прокофьевич Остапчук. Сказал мне: «Ты Митя, мой сын». У него семеро своих, я стал восьмым.
Пришли как-то немцы пьяные, стали кричать. Заметили что я черный. Спрашивают Герасима Прокофьевича: «Чей?» Он говорит: «Мий». Они ругаются, что он врет, потому что я черный. А он им спокойно отвечает: «А потому, що вин вид моей першей жинки. Вона цыганка була». 
Когда освободили Бердичев, я пошел в город. Нашел моего старшего брата Яшу. Он тоже спасся. Яша большой - ему 16 лет, он воюет...

Хаим Ройтман
Неизвестная Черная книга. Иерусалим, 1993, стр. 157

Вопросы

  1. С какими дилеммами сталкивались люди, пытавшиеся спасать евреев? В чем заключались сложности спасавших?
  2. Что могло повлиять на шансы евреев спастись?

Увековечение памяти жертв

После окончания оккупации евреи пытались разными путями увековечить память погибших. Так, Илья Эренбург, Василий Гроссман и Еврейский антифашистский комитет готовили к изданию "Черную книгу" со свидетельствами, собранными в течение войны. На местах происходили попытки увековечить память жертв в частном порядке.

В 1945 году Раиса Гальперина, пережившая Холокост, вернулась в Бердичев. Она пришла на поле, где 15 сентября 1941 года, вместе с тысячами других евреев, были убиты ее родители, и не обнаружила никакого памятника или знака. На этом месте Раиса посадила молодое деревце, и в последующие годы, когда она приезжала сюда, дерево служило ей своеобразным памятником убитым родителям...

Сайт "The Untold Stories" завершает рассказ о каждой общине темой мемориализации мест массовых захоронений. После войны советские евреи желали и считали очень важным увековечить память погибших близких и уничтоженных общин, однако столкнулись с серьезными препятствиями со стороны властей.

О позиции властей по вопросу об увековечивании памяти жертв Холокоста исследователь Мордехай Альтшулер отмечает:

Религиозные общины, как и государственные органы, хорошо понимали, насколько важна работа по увековечению памяти о Холокосте. Члены общин осознавали, что она выходит за рамки чисто религиозной сферы и способна объединить еврейское общество в целом, включая тех, кто далек от религии и даже враждебен ей. Этот аспект не ускользнул от внимания властей, которые справедливо полагали, что деятельность подобного рода способствует укреплению коллективного еврейского национального самосознания. И действительно, памятники или приведенные в порядок могилы часто превращались в объект паломничества евреев и их семей. Увековечение памяти жертв стало, таким образом, объединяющим фактором, что противоречило политике атомизации еврейства, которую проводил в те годы советский режим.
Мордехай Альтшулер, "Деятельность евреев по увековечению памяти о Холокосте в Советском Союзе в эпоху Сталина". Яд Вашем: исследования, выпуск 1, стр.192

В данном вопросе судьба Бердичева так же характерна для Советского Союза, как и история истребления бердичевских евреев. После освобождения города вернувшиеся евреи начали работу по созданию памятника в Шлемарке, возле военного аэродрома, где 15 сентября 1941 года было убито большинство евреев Бердичева. Однако в 1946 году городские и военные власти потребовали от председателя религиозной общины Метлера прекратить попытки установить мемориал. Поскольку поставить памятник на месте казни стало невозможно, евреи воздвигли несколько символических надгробий жертв Холокоста на еврейском кладбище. Вместе с тем попытки получить разрешение на установку памятника продолжались в конце 40-х - начале 50-х годов, и в 1953 году общине все же позволили воздвигнуть на месте массовой могилы памятный знак. Однако спустя некоторое время он исчез.

После смерти Сталина община возобновила попытки установить памятник и начала сбор пожертвований. Наконец, в 1958 году был воздвигнут новый монумент, с двумя выгравированными надписями - на русском и идиш. Русская надпись гласила: "Здесь покоятся тела местных жителей и военнопленных, зверски расстрелянных гитлеровскими фашистами в 1941-1942 годах". Таким образом, только еврейские буквы намекали на то, что жертвы были евреями. Кроме того, установку памятника на месте казни власти так и не разрешили, и его поставили на еврейском кладбище.

Зеленский – позор еврейского народа

Еврейская община, которая приняла украинского президента Владимира Зеленского в США, "по низости опустилась до его уровня". Такое мнение высказал израильский общественный деятель, экс-руководитель спецслужбы "Натив" Яков Кедми в эфире программы "Полный контакт" на радио "Вести ФМ".

"Таких людей (как Зеленский – ред.) нельзя пускать ни в один еврейский дом. Он должен быть изгоем в любом обществе больше, чем другие, потому что он беснуется на крови своих предков, пытается оправдать и обелить убийц своего народа, которые сегодня правят бал на Украине. И при этом он кричит: "Я еврей". Он – позор еврейского народа", – сказал Кедми.

По его словам, Зеленский заявляет об отсутствии ксенофобии и нацизма на Украине, но происходящее там свидетельствует об обратном.

"Он спрашивал цыган, которых убили те, кто его поддерживает, на Львовщине, когда громили цыганские таборы? Запрещение русского языка – это не ксенофобия? Надругательство над памятником тем, кто воевал с нацистами – это не ксенофобия? – отметил Кедми. – Все это лицемерие, вся никчемность, вся подлость этого человечка, которого, к моему глубокому сожалению, родила еврейская мама, выявляется вот в этих словах".

1 сентября Зеленский прибыл в США на переговоры с американским лидером Джозефом Байденом. Президент США пообещал поддержку в отстаивании суверенитета Украины перед лицом "российской агрессии". Также Байден отметил, что хотел бы посетить Украину и обсудить вопросы дальнейшей евроинтеграции страны.

Во время визита в США Зеленский выступил в Музее Холокоста в Вашингтоне перед лидерами американских еврейских организаций. Украинский президент рассказал историю своей семьи, пострадавшей от рук нацистов в годы Второй мировой войны. Он заверил, что у нацизма на Украине нет будущего. Тем же, кто обвиняет украинские власти в ксенофобии и антисемитизме Зеленский дал "убедительный ответ": "Украинцы выбрали меня президентом Украины".

20 самых прекрасных евреек мира / AdMe

Еврейские женщины с древних времен славились своей красотой. Благодаря богатой истории этого народа внешность еврейских девушек весьма разнообразная - среди них не только яркие брюнетки, но и натуральные блондинки.

AdMe.ru представляет известных евреек и иудеек мира, чей талант и красота стали эталоном женственности.
 

Мила Кунис

Американская актриса. Родилась в украинском городе Черновцы в еврейской семье. В 1991 году семья эмигрировала в США и поселилась в Лос-Анджелесе. Одна из самых значимых ролей актрисы в кино - роль балерины Лили в фильме "Черный лебедь", где она сыграла в паре с другой известной еврейкой - Натали Портман.

Лорен Бэколл

Американская актриса, признанная Американским институтом киноискусства одной из величайших актрис в истории Голливуда. Родители Лорен Бэколл - евреи, она приходится двоюродной сестрой экс-президенту Израиля Шимону Пересу.

Аманда Пит

Американская актриса. Аманда Пит замужем за американским сценаристом и продюсером еврейского происхождения Дэвидом Бениоффом, который является создателем знаменитого сериала "Игра престолов".

Рэйчел Вайс

Родилась в Лондоне 7 марта 1970 года. Отец Рэйчел, изобретатель Джордж Вайс (еврей по национальности), был родом из Венгрии, а мать, психотерапевт Эдит Рут, родилась в Вене. Эдит Рут не была чистокровной еврейкой, так как имела также итальянские и австрийские корни и была воспитана в католичестве, но потом приняла иудаизм.

Хеди Ламарр

Австрийская и американская актриса. Родилась 9 ноября 1914 года в Вене в еврейской семье. Актриса стала знаменитой в 1933 году, снявшись в чехословацко-австрийском фильме "Экстаз" - первом фильме, содержавшем длительную обнаженную сцену.

Гвинет Пэлтроу

Американская актриса. Ее отец - еврей, потомок хорошо известного раввинского рода Палтрович. Мать - немка. Гвинет Пэлтроу считает себя еврейкой и воспитывает детей в традициях иудаизма, несмотря на то что ее бывший муж и отец ее детей музыкант группы Coldplay Крис Мартин является христианином.

Дженнифер Коннелли

Американская актриса. Ее отец - католик с ирландскими и норвежскими корнями, мать - еврейка (ее предки - эмигранты из Польши и России), прошедшая обучение в иешиве - иудейском учебном заведении, предназначенном для изучения Устного Закона, главным образом Талмуда.

Голди Хоун

Американская актриса, продюсер, режиссер. Родилась 21 ноября 1945 года в Вашингтоне. Ее мать — еврейка, воспитавшая дочь в традициях иудаизма.

Майя Плисецкая

Советская и российская балерина, балетмейстер, хореограф, педагог, писатель и актриса, народная артистка СССР. Родилась 20 ноября 1925 года в Москве в еврейской семье: отец - известный хозяйственный деятель Михаил Эммануилович Плисецкий, мать - актриса немого кино Рахиль Михайловна Мессерер.

Мелани Лоран

Французская актриса, режиссер, певица. Родилась 21 февраля 1983 года в Париже в еврейской семье.

Сара Мишель Геллар

Американская актриса. Родители Сары - евреи, однако они не придерживались традиций иудаизма. Сама Сара не является приверженцем ни одной из религий.

Скарлетт Йоханссон

Американская актриса и певица. Ее отец датского происхождения, а мать - еврейка из ашкеназов (субэтническая группа евреев, сформировавшаяся в Центральной Европе), ее предки переселились в США из Минска. Скарлетт считает себя еврейкой, отмечает иудейский праздник Ханука, хотя признается, что в ее семье всегда отмечали Рождество.

Элина Авраамовна Быстрицкая

Выдающаяся советская и российская актриса театра и кино, народная артистка СССР. Родилась в Киеве в еврейской семье. В 1999 году в опросе газеты "Комсомольская правда" Элина Быстрицкая была признана самой красивой женщиной уходящего века. 

Галь Гадот

Израильская актриса и модель. Родилась 30 апреля 1985 года в Рош-ха-Аине (Израиль). Ее родители - сабры, то есть евреи, родившиеся на территории Израиля. В 2016 году выйдет фильм "Бэтмен против Супермена: На заре справедливости", где Гадот сыграет героиню комиксов Чудо-Женщину (Wonder Woman).

Натали Портман

Американская актриса. Родилась в Иерусалиме 9 июня 1981 года в еврейской семье. У Натали двойное гражданство: американское и израильское. Она замужем за танцовщиком Бенджамином Мильпье (они познакомились на съемках фильма "Черный лебедь"), евреем по национальности. Их свадьба проходила в традициях иудаизма.

Тамара Гвердцители

Советская, грузинская и российская певица, актриса, композитор, народная артистка Грузинской ССР, народная артистка России. Отец - из древнего грузинского дворянского рода Гвердцители. Мать - еврейка, внучка одесского раввина.

Элизабет Тейлор

Родилась 27 февраля 1932 года в Лондоне. Ее родителями были американцы, работавшие в Англии. У отца были еврейские корни, у матери - швейцарские. Элизабет Тейлор воспитывалась в духе христианства, но в 1959 году, в возрасте 27 лет, приняла иудаизм, получив еврейское имя Элишева-Рахель. 

Кэндис Изралоу 

Более известная как Кэндис Найт - американская певица, вокалистка и автор текстов фолк-рок-группы Blackmore's Night.

Родилась 8 мая 1971 года в Нью-Йорке в семье потомков еврейских иммигрантов из Российской империи. Является последовательницей иудаизма.

Лилли Палмер

Немецкая актриса. Родилась в Познани (ныне Польша) 24 мая 1914 года в еврейской семье. Лилли Палмер снималась в британских, американских, немецких фильмах. 

Ева Грин

Французская актриса. Мать Евы - известная французская актриса, родившаяся в Алжире в еврейской семье. Отец - швед по отцу и француз по матери. Ева Грин считает себя еврейкой, несмотря на то что не была воспитана в традициях иудаизма.

Джессика Честейн драматично прячет евреев — Российская газета

В Голливуде и в Американской киноакадемии, как известно, особенно активно привечают фильмы про Холокост. Даже до того дошло, что стали шутить, мол, стоит что угодно на эту тему снять - и можно уже готовить благодарственную речь для "Оскара". А если еще применить магическое заклинание "основано на реальных событиях", то к бабке не ходи - какая-нибудь блестящая фигурка да обломится.

Благо этими реальными событиями история Второй мировой полнится. Например. Директор Варшавского зоопарка Ян Жабински с супругою своей Антониной во время оккупации Германией скрывал евреев в подвале вверенного ему объекта, реорганизованного в свиноферму. Вполне успешно притом. Вместе они спасли от верной смерти около 300 человек. После чего спокойно дожили до преклонных лет. А в 2007-м писательница Дайан Акерман выпустила книжку, переработав дневники Антонины, которая в свою очередь была переработана для картины "Жена смотрителя зоопарка", где титульную роль сыграла Джессика Честейн.

Сыграла на твердую пятерку, с надрывом и навзрыд, в чем ей немало помог сценарий, услужливо преувеличивший отношения главной героини и немецкого ученого по имени Лутц Хек - личности крайне любопытной. Он был коллегой и знакомым четы Жабински, имел одобренную на самой верхушке Третьего рейха идею фикс заново вывести вымерших животных и испытывал светлые чувства к замужней Антонине. Последний факт в фильме раздут до такой степени, что на нем фактически держится вся драма. Больше ж ей держаться-то не на чем.

То есть Ян Жабински, сыгранный (опять же, весьма здорово) Йоханом Хелденбергом, ездит ежедневно в гетто якобы за помоями на корм свиньям, видит там всякие ужасы, рискуя собой, вытаскивает оттуда бедолаг, справляет им аусвайсы, а под конец и вовсе выходит воевать на улицы. Но главный герой не он, а его благоверная. Которая "в тылу" - в импровизированном убежище - тоже не баклуши бьет: кроликотерапией от душевных травм лечит, а также отвечает за конспирацию, играя на пианино разные мелодии-коды. Одну сыграет - значит, немцы пришли. Другую - значит, ушли. И еще зачем-то поощряет подопечных в живописи - они на стенах шестиконечные звезды рисуют и пишут свои имена. Для пущей конспирации, вестимо.

Показатели интенсивности стресса у Жабински явно не равны. Для того и нужен Лутц Хек (Даниэль Брюль, герой фильма в фильме "Бесславные ублюдки"), типичный фашист-идеалист, обожающий фюрера и везде вставлять слово "особь", но все же не до конца сволочь, зверят любит. В его задачи входит охмурять Антонину, безуспешно, но достаточно для создания драматического конфликта. Она с целью защитить затаившихся, но в самый неудобный момент обнаруживших себя случайным звуком жертв нацизма, разыгрывает внезапную взаимность к нему. Из чего как бы развивается как бы конфликт с мужем, заподозрившим адюльтер, но заканчивается этот как бы конфликт ничем. С другой стороны, не будь его, не было б вообще ничего. Только три хороших актера, которым ничего другого не оставалось бы, кроме как скорбно передавать атмосферу.

А атмосфера есть, густая такая, гнетущая, мрачная. И абсолютно пустая. Сознательная концентрация на женской линии, жирной и эмоциональной благодаря Честейн, но страдающей от дефицита извилин (в геометрическом смысле) и ведущей в никуда, вероятно, способна изрядно потрафить поборникам феминизма (режиссер и сценарист, как и автор дневников с автором книги по ним, - женщины, что не слишком удивительно). Однако есть, пожалуй, некоторая корреляция между успехом "Списка Шиндлера" и тем, что фильм Спилберга назывался не "Жена Шиндлера".

3.0

Легко ли быть «черным» Как живут ультраортодоксальные евреи в Израиле: Общество: Мир: Lenta.ru

В Израиле ненавидят «черных» больше, чем где-либо. Речь не о цвете кожи, а о черных шляпах, лапсердаках, халатах и пейсах. Сами они определяют себя как харедим — «богобоязненные». Другие называют их ультраортодоксами. Говорят, что они сидят на шее у государства, не служат в армии и плодятся как кролики. Все ли так, как говорят?

Больше не экзотика

Когда я оказался впервые в Израиле в 2000 году, будучи студентом, мы с компанией решили посетить очень интересный иерусалимский квартал — Меа Шеарим. Рассказывали, что там живут ультраортодоксальные евреи, которые ходят в старомодных одеждах, а по субботам не пускают в этот район транспорт. При входе в квартал на иврите, английском и очень кривом русском было написано обращение к туристам с призывом не нарушать покой этой части города и заходить туда только скромно одетыми. Квартал и его жители в черно-белой одежде показались нам исключительно мрачными и неприветливыми. Спустя несколько лет, когда я снова оказался в Иерусалиме, я обнаружил, что Меа Шеарим потерял уникальность и экзотичность. Не потому, что его жители изменились. Просто шляпы, пейсы, халаты и лапсердаки распространились по всему городу. Перегораживать по субботам дороги, чтобы по ним не ездили автомобили, стали и во многих других кварталах города.

Светские иерусалимцы жаловались, что город «чернеет». Через какое-то время «почернел» я сам. И хотя я порой позволяю себе ходить в джинсах, а в моем гардеробе есть рубашки не только белого цвета, тем не менее об этом странном обществе я скорее могу сказать «мы», нежели «они».

Материалы по теме:

Поначалу кажется, что все одеты в униформу, на самом деле здесь множество движений, течений, направлений, религиозных групп и так далее. И у каждой группы «униформа» своя. Дресс-код — важнейшая составляющая израильской жизни. Это касается не только харедим, но их — в особенности. «Толдот Аарон» — в полосатых халатах, вижницкие хасиды — в круглых шляпах, литваки — в итальянских костюмах и шляпах борсалино… Кто есть кто — сразу видно по одежде. Живут, как правило, тоже компактно. Чисто «харедными» населенными пунктами считаются Бней-Брак, Бейтар-Илит, Кирьят-Сефер. В других местах возникают и растут «черные» кварталы.

«Ты из России? Да ладно! Ведь русские нерелигиозны, они реалисты», — не верит татуированный длинноволосый таксист. Раньше это было действительно так. Теперь же есть целые кварталы, населенные преимущественно «русскими» харедим. Самый известный — иерусалимский район Рамот.

Празднование Пурима в иерусалимском квартале Меа Шеарим

Фото: Ammar Awad / Reuters

Коммунизм без ТВ

Бабушка прислала из Питера внуку в Бейтар разноцветную толстовку с суперменом. «Бабуль, спасибо, конечно, большое, только меня за такую кофту из хедера выгонят», — говорит 10-летний Йоси. Школа — самый эффективный инструмент общественного воздействия. Формально тебя не заставляют выполнять неписанные правила общины, но если ты им не следуешь — на твоих детей начинают косо смотреть другие родители: «А безопасно ли с ними общаться нашим детям? А не научат ли они чему плохому? А не перевести ли моих в другую школу, с более строгими правилами?» В этих условиях директору школы проще «попросить» того, кто выбивается из общей массы, чем успокаивать встревоженных родителей.

Дети харедим одеты весьма скромно. Младшие донашивают вещи за старшими. Нередко можно увидеть разновозрастных детей, одетых в вещи одинаковой расцветки, — это дети из одной семьи. Они не смотрят кино и мультфильмов, не играют в компьютерные игры. Телевизор в этом обществе строго запрещен и считается наиболее «токсичным» предметом светского мира. Если он появится дома, это будет означать автоматическое исключение детей из школы, а с обладателем голубого экрана просто не будут общаться. В особо строгих общинах также идет война против интернета и смартфонов. Но здесь все сложнее: эти «блага цивилизации» многим необходимы для работы. Те, кто не могут без них обойтись, часто устанавливают «кошерный интернет», в котором заблокированы все сайты с нескромными картинками.

Несмотря на все это «мракобесие», многие харедим активно работают в хай-теке. Как же такое возможно, если в их школах преподают почти исключительно религиозные предметы, а в светских школах они не учатся? Знания добираются на специальных курсах. Причем программу, которую на обычных курсах проходят за три месяца, харедим осваивают за две-три недели. Привычка решать нестандартные задачи, смотреть на проблему с разных точек зрения вырабатываются в процессе изучения Талмуда. В отличие от многих конфессий, стимулирующих «простую, бесхитростную веру», еврейская религия не только не преследует, но, напротив, поощряет каверзные вопросы, дискуссии и проверку утверждений логикой. Талмуд именно из этого и состоит. Известны случаи, когда большие мудрецы Торы просто гнали со своих уроков тех учеников, которые не задавали вопросов и были со всем согласны.

Фото: Ronen Zvulun / Reuters

Изучение Торы — главная ценность в мире харедим. Твой вес в этом обществе определяется не размером счета в банке, а тем, насколько ты продвинут в знании Талмуда. Например, юноша, все время посвящающий учебе и живущий на очень скромную стипендию йешивы, — более завидный жених, чем тот, кто работает и, соответственно, лучше обеспечен. Довольно распространенная ситуация, когда в семье зарабатывает жена, а муж все время учится в коллеле (учебном заведении для женатых мужчин).

Здесь принято помогать друг другу. Если тебе не с кем оставить детей — за ними присмотрят соседи, если не хватает посуды, одежды, техники — поделятся, одолжат, подарят, в конце концов. Существует огромное количество «гмахов» — мини-фондов бесплатного проката вещей. Организуют их люди сами. Ящики с вещами, которые можно взять, попользоваться и вернуть на место, стоят прямо на улицах. Есть и денежные «гмахи», где можно взять в долг без процента (одалживать под проценты евреям запрещает Тора). Только ежемесячные выплаты будут довольно большие по сравнению с банковскими. С другой стороны, тем же соседям есть дело до твоей личной жизни — вплоть до того, какого цвета твои ботинки и в каких колготках ходит твоя жена. За дресс-кодом следят очень строго.

Есть ли те, кто уходят из этого зарегулированного множеством правил общества? Есть, но их немного. Цахи, принадлежавший к гурским хасидам, пытался оставить религию и стать простым светским израильтянином. Родители не отвернулись от него и поддерживали связь. Через какое-то время он вернулся к образу жизни «соблюдающего» еврея. Правда, после отхода от религии он не мог жениться на девушке из своей общины — и теперь женат на репатриантке из России (религиозной, разумеется). Хотя свадьбу они справляли в его общине, поселились среди более либеральных хабадников.

Перечеркнутый Герцль

Мой раввин живет в Бней-Браке на улице рава Шаха. Улица названа в честь великого раввина, который родился в 1894 году в Литве, входившей тогда в Российскую империю, а умер в 2001-м здесь, в Бней-Браке. Когда-то улица носила имя основателя Всемирной сионистской организации Теодора Герцля, но жители добились переименования. На некоторых домах до сих пор висят таблички со старым названием, перечеркнутым наискосок. Это своего рода протест: «Мы не признаем вашей идеологии и ваших кумиров!», «Не хотим вашего Герцля!»

Материалы по теме:

Большинство харедим относятся к Государству Израиль и идеям сионизма скептически, настороженно, а иногда и враждебно. Дело не только в том, что Герцль писал, что призвал бы евреев креститься, если бы это избавило их от преследований. И даже не в том, что основатели государства были нерелигиозными людьми левых взглядов. Главная причина в том, что с точки зрения многих религиозных авторитетов избавление, которого евреи давно ждут, придет только с восстановлением Иерусалимского Храма. Сам Творец отправил евреев в изгнание, и Он же должен их вернуть. Только когда придет Машиах — царь-избавитель, тогда и будет создано не просто еврейское государство, устроенное по законам Торы, но царство справедливости во всем мире. А сионистский эксперимент — это самоуправство.

Особо непримиримые к сионизму течения (например, сатмарские хасиды) отказываются от полагающихся им льгот и пособий, не желая ничего принимать от «неправильного» государства. Следует, однако, заметить, что те харедим, которые любят устраивать демонстрации перед камерами с палестинскими флагами, в среде самих же харедим считаются отщепенцами. Одно дело — не признавать государство, совсем другое — поддерживать убийц.

Впрочем, не все «соблюдающие» евреи отрицают идею государства. Есть так называемые религиозные сионисты. Они не ходят в черно-белом, носят вязаные кипы и считают, что раз Всевышний позволил государству появиться — значит, так и должно быть, и это первый шаг к избавлению. А «откошеровать» это государство — уже наша задача. «Вязаные» относятся к Герцлю и основателям современного Израиля благосклонно, несмотря на то, что те были абсолютно светскими людьми. С харедим «вязаные кипы» тоже не очень ладят. Основная претензия к «черным» — отношение к службе в армии.

Дезертиры

«Под ружье пейсатых дармоедов!» — такое звучит регулярно. Этот вопрос часто ставится на выборах, политики зарабатывают очки на обещаниях заставить наконец-то харедим служить. Это основная претензия к ним со стороны израильского общества и причина острой критики со стороны «вязаных кип», которые приравнивают службу в армии к религиозной заповеди.

К армии в Израиле отношение трепетное. Старушка, садящаяся в автобус, настаивает, чтобы группа солдат прошла впереди нее, и не терпит возражений. Хозяин кафе бесплатно кормит ребят в военной форме. Повсеместно принято подвозить едущих на побывку домой солдат на своих машинах, все на каждом углу говорят им «спасибо»…

У харедим — все наоборот. Если ты пошел в армию, твой статус понижается. Самые лучшие невесты за такого парня уже не пойдут. Более того, многие его осудят. В харедимном мире есть группы, которые активно борются с призывом в армию, расклеивая обидные плакаты и подвергая оскорблениям солдат, которые все же пошли служить. Почему?

Дело в том, что армия в Израиле — это не столько защита от врага (с этой задачей с успехом справляются спецслужбы), сколько инструмент социализации. Если отслужил — ты вписан в израильское общество, тебе открыты все двери, ты свой. Именно этого и не хотят харедим. Принципиально важно стоять особняком, не смешиваться с этим обществом, которое основано на других ценностях.

Фото: Baz Ratner / Reuters

Когда же харедим упрекают в том, что они отказываются защищать страну, они возражают, что защищают не танки и автоматы, а покровительство Всевышнего. Светские же граждане, нарушая заповеди, как бы снимают с себя Его защиту, подвергая опасности весь народ. Таким образом, это не мы, а они — дезертиры.

Тем не менее в последнее время служить идет все больше «черных» юношей. Естественно, они служат не в обычных, а в специально созданных для них «харедных» частях, где строже правила кашрута и нет женщин. Но если раньше в армию шли обалдуи, не способные учиться в йешиве, то теперь идут не только худшие, но и средние ученики. Религиозные учебные заведения уже не могут принять такое количество народа.

У чужих

«Ну и где же ваш Машиах?» — ехидно бросает мне лысый старичок в шортах, реагируя на мою черную кипу и белую рубашку. Я иду по враждебной территории — городу Тель-Авиву. Здесь религиозных почти нет. Вокруг уютные скверики, рядом — красивый парк Яркон, расположившийся вдоль одноименной речки. Тут и там атлетически сложенные мужчины и женщины совершают пробежку: спорт в моде.

Мы с женой и детьми заходим в кафе. «Здесь некошерно!» — предупреждает парень за барной стойкой. Идем в другое — то же самое. Третье, четвертое… В следующем просим хозяина предъявить сертификат кашрута. «Ну, в общем-то, у нас ничего некошерного здесь нет, но мы работаем по субботам». Для нас это означает, что есть здесь нельзя: поддерживать нарушение евреями субботы своими деньгами запрещено. В следующем заведении под вывеской написано «кошерно». И по субботам они не работают. Но вот незадача: это сертификат главного раввината Израиля, который считается недостаточно строгим. В Израиле множество организаций, сертифицирующих кошерность продуктов питания, кафе и ресторанов. Но в среде харедим принято покупать продукты и есть в заведениях, получивших сертификат наиболее въедливых и дотошных организаций.

Приготовление мацы

Фото: Nir Elias / Reuters

На одной из красивых тель-авивских улиц к нам подходят улыбчивые и вроде бы скромно одетые девушки, раздающие листовки. Вчитавшись в текст, я понимаю, что это какая-то околохристианская секта. Иногда из окон свешиваются радужные флаги ЛГБТ. Нагулявшись по территории противника, мы возвращаемся к своим — в «черное гетто», где все не так эстетично, зато можно поесть, зайти на общественную молитву или урок Талмуда. Там везде бегают дети. Там — жизнь.

Кролики

В Москве я со своими тремя детьми считаюсь многодетным родителем. Этот статус позволяет мне бесплатно водить детей в государственный еврейский садик, где обеспечивается кашрут, я пользуюсь бесплатным проездом в транспорте, а если бы у меня была машина — мне полагалась бы бесплатная парковка на муниципальных стоянках. На молочной кухне в детской поликлинике нам дают молоко и молочные продукты — не все из этого кошерно, но ведь можно выменять на то, что нам нужно. Раз в месяц мы можем бесплатно ходить в музеи, на выставки, плюс всевозможные скидки для многодетных, плюс небольшое денежное пособие в первые 1,5 года после рождения ребенка. Еще есть материнский капитал…

При этом окружающие всячески хвалят нас за то, что мы в нашей неблагополучной стране в столь трудное время отваживаемся рожать и воспитывать целых троих детей. Наши друзья в Израиле, у которых по четверо, пятеро, шестеро детей, и вовсе считаются героями-безумцами.

Фото: Nir Elias / Reuters

У моего раввина 13 детей, и для семей харедим это норма. Из социальных благ такому родителю полагается только пособие в 700 шекелей (примерно 185 долларов), при том что только на детский садик уходит больше 1000 шекелей. При этом от светских израильтян можно услышать примерно следующее: «Эти религиозные фанатики специально плодятся, как кролики, чтобы тянуть из государства пособия и не работать».

Даже с моими социальными льготами я не могу сказать, что из воспитания детей можно извлечь материальную выгоду. Льготы и пособия облегчают жизнь, но они несопоставимы с расходами, а в Израиле — тем более.

А la guerre comme а la guerre

Еду в аэропорт в маршрутке, забирающей пассажиров с разных адресов. На одной из остановок ждем пассажира слишком долго. Наконец входит немолодой человек в одежде вижницкого хасида. Все, начиная с водителя и заканчивая загорелой полной женщиной, поспешили сделать ему замечание, пристыдив за лицемерие: «Какой же ты религиозный, раз заставляешь людей ждать?!» Прямо как в советском трамвае — «А еще шляпу надел!» Он отбивается: «Да вы на меня набросились только потому, что я хареди! А на тебя, водитель, я пожалуюсь в твою фирму!» Формально мужик неправ: опоздав, он задержал всех. С другой стороны, не будь он «черным», накал возмущения был бы куда слабее.

Война между харедим и всем остальным израильским обществом (состоящим из светских, традиционных, «вязаных»…) чувствуется все острее. Все жалуются на «засилие черных»: уже сейчас в обшарпанных тесных хедерах учится больше детей, чем в просторных компьютеризированных светских школах. Из-за высокой стоимости квартир в традиционно «харедных» городах ортодоксы постепенно перебираются в другие районы. Таким образом «чернеют» населенные пункты, до сих пор считавшиеся светскими.

Под их предпочтения постепенно подстраиваются магазины, рестораны, другая инфраструктура. Когда государственная авиакомпания «Эль-Аль» попыталась совершать перелеты по субботам и еврейским праздникам, лидеры харедим объявили компании бойкот: ни один представитель ни одной из ультраортодоксальных общин самолетами «Эль-Аль» не летал — указания раввинов соблюдаются неукоснительно. В результате авиакомпании пришлось вернуться к прежнему расписанию.

Сложно сказать, какие причудливые формы может принять израильское общество в ходе этой тихой войны. Харедим все больше входят в израильскую жизнь, меняя лицо страны, но незаметно для самих себя меняются сами. Одно ясно: «противники» больше не могут делать вид, что не замечают друг друга хотя бы в силу быстро растущей численности «черных» жителей страны.

Евреи: характерные черты. : ru_polit — LiveJournal

Как распознать еврея?
Евреи – это нация, корни которой уходят в древние Иудейское и Израильское царства. Народ, который более двух тысяч лет существовал без своего государства, сегодня разбросан по многим странам мира.

Так, согласно официальным данным, 43% евреев проживают в Израиле, 39% – в США, а остальные – в самых разных уголках планеты. Многие из них живут и совсем рядом с нами. А вы знаете, как распознать еврея среди русских, немцев, кавказцев и других народов мира? Какие особенности внешности и характера отличают эту древнейшую и загадочную нацию? Спросите Итак, как распознать еврея? Прямо спросить его об этом. Большинство евреев гордятся тем, кто они есть, и не скрывают свое происхождение. Многие полукровки даже не задаются вопросом, какую половину предпочесть: еврейскую или русскую, украинскую, белорусскую… И даже капля крови для них бесценна. Это, между прочим, нормальная человеческая реакция. Ведь евреи – это древний народ с богатой историей и культурными особенностями. Так почему бы не гордиться этим? Спросите их сами. Но бывают случаи, когда люди стараются скрыть свое еврейское происхождение. И это не нормально. Например, в годы далекой перестройки у телеведущего Любимова прямо спросили об этом. И шоумен в прямом эфире перед всей страной поклялся, что ни он, ни его родители не евреи. Характерные черты, однако, присутствовали и в его внешности, и в поведении. Да и фамилия говорила сама за себя: Любимов производно от Либерман.

Загляните в паспорт


Какие фамилии носят евреи? Характерные черты еврейских фамилий – это немецкие суффиксы «-ман» и «-ер». Однако здесь нужно быть осторожными. Ведь такие фамилии носят и сами немцы, и латыши. Например, известный полководец Блюхер был чисто русской национальности, и немецкая фамилия досталась ему от предка, участвовавшего в войне с Наполеоном. Это было наградой за мужество и заслуги перед отечеством – носить фамилию известного немецкого полководца.
Есть еще одна особенность еврейских фамилий. Так, это может быть своеобразный «географический штамп». Многие евреи, переезжая в Россию из Польши, меняли свои фамилии таким образом, чтобы можно было понять, откуда они родом. Например, Высоцкий (поселок Высоцк в Беларуси), Слуцкий, Житомирский, Днепровский, Невский, Березовский (деревня Березовка), Донской и т. д. Еврейские фамилии также могут образовываться от уменьшительно-ласкательных женских имен. Ведь, в отличие от русских, они ведут свои родословные по материнской линии. Пример: Машкин (Машка), Чернушкин (Чернушка), Зойкин (Зойка), Галкин (Галка) и т. д. Но помните, что фамилия – это не отличительная черта евреев. Машкин и Галкин могут оказаться настоящими русскими мужиками, а, казалось бы, стандартные Иванов и Петров – евреями. Так что на основании одной только фамилии делать выводы рано. Выбор имен С именами все намного сложнее – они могут быть любыми. Конечно, есть чисто еврейские. Например, Лев (производное от Леви), Антон (от Натан), Борис (от Борух), Яков, Адам, Самсон, Марк, Абрам (от Авраам), Моисей, Наум, Ада (Аделаида), Дина, Сара, Эстер (от Есфирь), Фаина и другие.


Но существует и отдельная категория имен, которые имеют израильское происхождение, однако русские люди носят их еще чаще, чем сами евреи. Характерные черты таких имен – окончание –ил (Даниил, Михаил, Самуил, Гавриил), а также библейский смысл (Мария, Иосиф, Илья (Илия), София).

Носатость

Итак, какие характерные черты лица у евреев? Первое, на что всегда обращают внимание – это нос. Причем многие считают, что одного этого признака уже достаточно, чтобы считать человека евреем. Знаменитый «еврейский шнобель» начинает загибаться от самого основания. Так, израильский антрополог Джекобс подробно описал это явление «кончик загибается вниз, напоминая крючок, а крылья приподняты». Если взглянуть сбоку, то нос напоминает удлиненную кверху цифру 6. В народе такой нос называют «еврейской шестеркой». Однако только по одному этому признаку нельзя с точностью сказать, что человек – еврей. Если посмотреть на портреты русских писателей, то выяснится, что практически все из них были носатыми: и Некрасов, и Гоголь, и Карамзин, и даже Тургенев. Но доподлинно известно, что евреями они не были. На самом деле у израильтян могут быть самые разнообразные носы: и мясистые «картошки», и узкие с горбинкой, и прямые, длинные, с высокими ноздрями, и даже курносые. Так, что один только нос – это далеко не показатель «еврейства».

Распространенные ошибки


Существует мнение, что есть определенные признаки, которыми обладают только евреи (характерные черты лица) – огромный нос, черные глаза, толстые губы. С носом мы уже разобрались. Что касается темных глаз и пухлых губ, то это самые распространенные негроидные признаки. А негроидная примесь свойственна не только евреям, но и лицам другой национальности. Например, в результате союза монголоида и негра можно получить те же черты. Такая примесь часто наблюдается у греков, испанцев, португальцев, итальянцев, арабов, армян, грузин. Еще одно массовое заблуждение – у евреев темные кучерявые волосы. Здесь все то же самое. Негроидный признак – налицо. С другой стороны, библейский еврей Давид был блондином. Это уже нордическая примесь. А посмотрите на российского певца Агутина – типичный еврей, но отнюдь не темноволосый.

Признак номер один

И все-таки как по лицу отличить еврея от славяно-руса? Существуют ли железобетонные признаки? Ответ: да.

Если вы сомневаетесь, кто перед вами: еврей или нет, в первую очередь обратите внимание на расовую черту – средиземноморскую примесь. Ее нет даже у кавказцев, которых часто путают с евреями из-за их мясистых носов, толстых губ и курчавых волос. Средиземноморская примесь очень характерна и явно выражена даже при большом кровосмешении. Что же это такое? И прямо, и в профиль это очень узкое длинное лицо. Оно не расширяется кверху, в отличие от типичных славяно-русских лиц. Такую форму головы с узким и продолговатым затылком имеют только евреи. Характерные черты можно рассмотреть на фотографиях Луи де Фюнеса или Софии Ротару. Русские евреи – это смесь средиземноморцев и переднеазиатов (кавказцы, армяне). Идеальные примеры – Борис Пастернак и Владимир Высоцкий. Итак, главная отличительная черта евреев – это очень узкое, длинное лицо, которое к верху не расширяется. Если из-за каких-либо примесей такое лицо расширилось, то где угодно, но не в районе лба. Лоб у еврея всегда узкий, как будто его зажали в тиски. В остальных местах, в принципе, голова может расширяться. И уже после того, как вы увидели этот признак, можно обращать внимание на нос, губы, глаза, фамилию и все остальное, чем отличаются евреи.

Характерные черты характера

Главными чертами характера любого еврея являются уверенность в себе, абсолютное чувство собственного достоинства и всякое отсутствие стеснительности и робости. Существует даже специальный термин на идише, который объединяет в себе эти качества – «хуцпа». Переводов этого слова на другие языки не существует. Хуцпа – это своеобразная гордость, вызывающая желание действовать, без опаски оказаться недостаточно подготовленным или неспособным.

Что же такое для евреев «хуцпа»? Смелость, способность изменить свою судьбу, бороться с ее непредсказуемостью. Многие евреи уверены, что само существование их государства Израиль – священно, это и есть акт хуцпа. Как уже говорилось выше, аналогов в других языках и переводов этого понятия нет. Но в нееврейском обществе хуцпа имеет негативный окрас и отождествляется с понятиями «наглость», «нетерпимость по отношению к другим людям», «бесстыдство» и т. д. Косвенные признаки Стоит рассмотреть еще некоторые отличительные черты славян и евреев. Так, например, чистота лица. У евреев, в отличие от большинства русских, нередко наблюдается скопление родимых пятен в области носа, рта и подбородка. Родинки – это признак старения и деградации организма. Чем позднее они формируются на теле человека, тем крепче организм. У евреев родимые пятна, как правило, образуются еще в детском возрасте. Продолжаем называть характерные черты израильтян – сильнообнаженные при улыбке десна. Такое очень редко наблюдается у славяно-русов. У евреев часто встречается достаточно редкий и асимметричный зубной ряд, в отличие от славян, которым свойственны плотные нижние и верхние зубы

Картавость как дефект речи часто считается косвенным признаком. В принципе, она свойственна некоторым евреям. Но только меньшинству. Большинство израильтян очень четко произносят букву «р». И даже учат этому русских. Но все-таки картавость – это редкий признак, ведь многие из евреев, у кого был такой дефект, упорно занимались с логопедом. Да и любой русский ребенок может иметь такое произношение от рождения. Национальная принадлежность У всех народов мира не существует обязательных и строгих законов, которые регулируют национальную принадлежность. Здесь свобода выбора: либо национальность матери, либо отца. Исключение составляют только евреи. У них строгий и нерушимый закон: только тот, кто рожден от матери-еврейки, может считаться евреем. И закон этот строго соблюдается на протяжении всего времени существования нации.

90 000 «Как узнать еврея». С антисемитским текстом, скопированным в Интернете, будет разбираться прокуратура

"Контент, опубликованный в последние недели одной из редакций Белостока, явно пропагандирует запрещенную фашистскую систему государства", - написал центр, добавив, что они являются «проявлением антисемитизма прямо из пропаганды Третьего рейха — что у евреев форма головы и какой нос».

Уведомление касается возбуждения ненависти по признаку национальной, этнической, расовой и религиозной принадлежности и оскорбления группы лиц по признаку национальной, этнической, расовой и религиозной принадлежности.

Неизвестно, когда текст был опубликован. На нем нет даты, его нет на главной странице портала с другими новостями, мы не нашли его среди постов в Facebook, опубликованных в январе. Связаться с самой редакцией можно только через форму, размещенную на сайте.

Текст начинается с информации о том, что это переводная серия статей, опубликованных на форуме soc.culture.polish в июле - октябре 2002 года.объединены в одно целое. Сайт Independent Media Podlasie не первый, кто публикует это. Мы также нашли текст на других сайтах. Он уже опубликован, в том числе в 2008, 2013 и 2017 годах, а фрагменты текста использовались авторами мемов.

Будут уведомления на другие порталы, публикующие текст

На этот раз делом будет заниматься прокуратура.

Как рассказал нам президент Центра мониторинга ксенофобского и расистского поведения Конрад Дулковски, текст на портале Independent Media Podlasie заметили недавно.Однако он добавил, что знает, что эта статья циркулирует в сети с 2008 года. - Редакции, которые его предоставили, согласны с тезисами, опубликованными в тексте, - сказал Дульковский.

Он сообщил, что центр также отправит уведомления другим порталам, опубликовавшим статью. На вопрос, почему уведомление было отправлено на сайт Independent Media of Podlasie, он ответил, что это совпадение. «Возможно, потому что они недавно его бросили», — добавил он.

Независимые СМИ Подлясья хотят запретить Центр мониторинга ксенофобии и расистского поведения.В 2016 году портал обратился в Минюст с просьбой проверить деятельность Центра, «и, следовательно, предпринял шаги по запрету ксенофобского аппарата, ответственного за обесценивание поляков и национального наследия».

Текст под названием «Как узнать еврея» разбита на части с номерами:

.

I. Введение

II еврейские фамилии

III.Антропологические особенности 9000 3

IV. Манера говорить 9000 3

В. Наличие

VI. Черты характера

VII. Методы работы 9000 3

VIII. Действия еврейской дезинформации 90 020 9000 3

Венчает его отрывок о "болевых точках еврейства" и информация "Как победить еврейство".

«Из-за смешения евреев с неевреями антропологические признаки часто стираются, поэтому их нельзя считать абсолютным и всегда безошибочным критерием», — было написано.Однако были упомянуты некоторые черты внешности, которые должны «отличать» евреев.

polsatnews.pl

Ваш браузер не поддерживает видеоплеер...

мр/мл/дро/

Подробнее.90 000 "Как узнать еврея?" - Dziennik Trybuna

Центр мониторинга расистского и ксенофобного поведения объявил, что направит в прокуратуру уведомление о ненависти, распространяемой веб-сайтом независимых СМИ Подлясья в Белостоке.

Мы можем найти там не только ненавистные статьи о евреях, но и, как любопытство, предостережения против вызывающих аутизм прививок.
Портал из Белостока, гордо именуемый Independent Media of Podlasie, вызвал возмущение Центра серией статей из серии «Как распознать еврея», в русле антисемитской кампании и напоминающих нацистскую пропаганду 1930-е годы.прошлый век.
"Евреи скрывают свое происхождение, выдавая себя за коренных жителей страны, в которой они паразитируют" - узнаем из вкладки "Шелковые геше" - к счастью, есть "независимые" СМИ, которые вовремя предупредят нас об этом.
Выясняется также, что евреи «мстительны и жестоки. Они никогда не проявят милосердия к незнакомцам. Они убивали народы Земли Обетованной, распинали Иисуса, совершали ритуальные убийства. Среди них были доктор Менгеле, А. Эйхман и Г. Гиммлер. Интересная версия истории.
Как распознать? «Ухо евреев в нижней части не имеет кончика пальца, как бы врезано в голову по прямой линии. Он более заостренный вверху, чем у славян. Часто уши евреев дегенерированы, непропорционально большие и оттопыренные (Урбан, Мазовецкий) или, наоборот, крошечные и искривленные. Типичный еврей ходит по прямой и раскачивается из стороны в сторону, как утка».
На сайте мы также узнаем о скрытом еврейском происхождении многих известных людей, в том числе Бронислава Коморовского, а также прочитаем, что все энкавэдэшники, стрелявшие в офицеров в Катыни, «были сионистами».Специальные вкладки посвящены антикоммунизму и вакцинам, которые могут вызвать аутизм.
«В Белостоке сотрудники редакции публично выступают в качестве «журналистов», имеют доступ в суд или ведут запись публичных мероприятий, — пишет Центр в Facebook. Портал сообщает, что живет на пожертвования. Анджей Суда, живущий в ссылке поляк, убежденный, что он всю жизнь находится в мишени службы, имеет свой «уголок» в редакции.

.

Серия "Еврейская азбука" онлайн 2020

Приглашаем всех поклонников серии, а также тех, кто не успел попасть на встречи в музей, принять участие в "Еврейской азбуке онлайн", т.е. ее виртуальном издании. Мы подготовили новые премьеры на самые разные темы, чтобы открыть вам увлекательный мир иудаизма.

Ведущим встреч пока является Петр Ковалик из отдела образования, который будет общаться с приглашенными гостями через Zoom. Для онлайн-трансляций осенних встреч в установленные даты, пожалуйста, посетите Музей истории польских евреев Facebook.

Ханука, то есть война культур? Ассимиляция и аккультурация на примере польских евреев

Ханука — это неизгладимый след культурной войны, имевшей место в Иудее во II веке до н. э. Исходя из контекста культурной войны, породившей этот праздник, мы рассмотрим процессы ассимиляции, происходившие среди евреев в Польше в девятнадцатом и двадцатом веках.

Ассимиляция и аккультурация, а также сопротивление внешним религиозным и культурным влияниям — явления, присущие евреям с древнейших времен.Каковы были цели и достижения ассимиляционистского движения? Кто были его лидеры? Каковы были его масштабы и влияние на всю еврейскую общину? Эти вопросы прозвучат в интервью специального гостя декабрьской онлайн-встречи «Еврейская азбука», которым выступит исследователь этих процессов, проф. Анна Ландау-Чайка. Встречу проведет ведущий сериала Петр Ковалик.

Анна Ландау-Чайка - историк и социолог, профессор кафедры социальной истории 19-20 веков ИХ ПАН. Он специализируется на социальной истории Польши в 20 веке, уделяя особое внимание истории еврейской общины.Ею опубликовано 5 монографий, а также учебники и многочисленные статьи в коллективных трудах и журналах. Она была избрана членом Комитета исторических наук Польской академии наук на срок 2020-2023 гг.

Еврейский театр - в районе Диббука. Взаимное вдохновение для еврейского и польского театра

В ноябре этого года. Мы отмечаем 100-летие со дня смерти Шимона Ан-ски (Шлойме Зайнвель Рапопорта), выдающегося еврейского фольклориста и писателя. Он был известен пьесой Cwiszn Cwej Wełtn (идиш), написанной в 1914 году.На границе двух миров), более известный в переводе на иврит как «Диббук». Спектакль и более поздняя киноверсия оказались величайшим успехом идишского театра и кино межвоенного периода.

Во время беседы с Павлом Пассини, театральным режиссером, создателем и директором «NETTheatre», мы вернемся к истокам еврейского театра, обсудим влияние польского романтизма на его развитие и рассмотрим феномен восторженного приема «Диббука». до войны.Режиссер также расскажет о своем текущем проекте вокруг The Dybbuk.

Моя еврейская кухня


Кошерная еврейская кухня предлагает множество характерных блюд, самые известные из которых связаны с празднованием Шаббата или с ежегодными еврейскими праздниками. Две еврейские домохозяйки пригласят вас к себе домой и на конкретных примерах покажут, что они любят готовить дома. Они расскажут о классических еврейских блюдах, а также расскажут, где ищут вдохновения извне и как стараются разнообразить домашнее меню.

Г-жа Эстер Мичеашвили и Мария Ковалик примут участие во встрече «Моя еврейская кухня» в рамках цикла «Еврейская азбука онлайн». Рассказ о кулинарии будет вести ведущий сериала Петр Ковалик.

Г-н Эстер и Мария управляют кошерными кухнями в своих домах, объединив свои кулинарные навыки в качестве кошерных поваров в семейных еврейских лагерях, управляемых Фондом Рональда С. Лаудера в Польше. Г-жа Мария Ковалик в настоящее время является руководителем кошерной кухни «Балабуста» в Еврейской общине в Варшаве

.

Пост в иудаизме

В наступающем месяце Тишрей, первом месяце еврейского года, есть два общих поста.Так называемый «малый» — Пост Гедалии, и Йом-Кипур — Великий пост и в то же время самый серьезный праздник еврейского года. Что такое пост в иудаизме и какова его цель? Какие посты отмечаются всей еврейской общиной, какие посты отмечаются локально, а какие частные? Как вообще еврейская традиция связана с аскетической практикой? Этими интересными вопросами мы займемся на следующей встрече в рамках цикла «Еврейская азбука онлайн».

Раввин Малгожата Кордович и раввин Ориел Зарецкий примут участие в панели "Пост в иудаизме", модератором беседы будет ведущий программы Петр Ковалик.

Мой Израиль

  • Передача: 21 июля в 18.00
  • Онлайн-встречи через платформу Zoom в профиле Музея POLIN на Facebook

В июле гостем Петра Ковалика будет Посол Израиля в Польше - Александр Бен-Цви, который поделится с нами личным рассказом о себе и об израильтянах и Израиле, благодаря чему мы лучше поймем феномен этого государства и общество.

Мы познакомимся с очень опытным дипломатом и интересным человеком, работающим на дипломатической службе в разных уголках мира с 1980-х годов.прошлый век. Мы услышим от него, как он воспринимает присутствие израильтян в Польше и поляков в Израиле. Посол порекомендует нам, что, по его мнению, стоит посетить в Израиле, и это могут быть неочевидные рекомендации.

Партнером встречи является Посольство Израиля в Польше.

Встреча проходит в рамках летней культурно-образовательной программы музея POLIN - #ŁąkaLeśmiana.

Программа онлайн-мероприятий «Łąki Leśmiana» в июне >>

Любовь кошерна?

В классическом иудаизме секс является очень важной частью брачных уз и во многом влияет на прочность отношений и удовлетворенность супругов.Внебрачный секс рассматривается иначе, скорее как нежелательное явление. Наиболее горячо обсуждаемые темы — смешанные отношения между евреями/евреями и неевреями и отношение к ЛГБТК-сообществам.

Петр Ковалик расскажет нам, что такое классическая этика сексуальной жизни в иудаизме и какие важные современные вопросы и дилеммы связаны с ней.

Шавуот - зарождение избранного народа

Шавуот — один из важнейших библейских праздников, связанных с древними земледельческими обычаями и празднованием Торы на Синае.Синайское откровение понимается даже в большей степени, чем Исход, как важнейшее событие в духовной истории еврейского народа и генезиса избранного народа.

Шавуот также является праздником урожая во время сбора первого урожая в Земле Израиля. Синагоги и дома украшают зеленью, цветами и ветками. Христианство адаптировало этот праздник как Пятидесятницу, наделив его собственным содержанием. Петр Ковалик расскажет нам о старых и ныне практикуемых обычаях Шавуота и познакомит нас с их значением для еврейской идентичности и для религиозного закона иудаизма.

Разрешает ли иудаизм евреям убивать?

Чтение Библии, в т.ч. о завоевании Ханаана древними израильтянами вызывает следующие вопросы: Поддерживали ли евреи и поддерживают ли они до сих пор идею «священной войны»? Пацифистское мышление и действия?

Холокост рассматривается как тот момент в истории, который якобы доказал, что евреи были совершенно пассивны перед лицом тотального насилия - но так ли это было на самом деле? Отдельным вопросом является развитие сионизма и история армии современного государства Израиль, которые создают совершенно новую главу в истории еврейской цивилизации.

Мы работаем вместе для создания зеленой, конкурентоспособной и инклюзивной Европы

.

В поисках корней \ Генеалогия \ В поисках корней \ Еврейский исторический институт

С чего начать поиск своих корней? Какие документы могут подтвердить еврейские корни? И где делать следующие шаги?

Почему так много людей ищут информацию о своих корнях?

Большинство людей, которые обращаются к нам, это евреи со всего мира, которые уверены в своей еврейской идентичности.Они ищут информацию о прошлом, пытаясь заполнить пробелы в семейных сообщениях. Они хотят узнать больше о своей стране происхождения, получить информацию о своих родственниках. Они надеются найти живых родственников, которых еще не встретили.

К нам также обращаются люди, живущие в Польше, которые хотят найти или подтвердить свои еврейские корни. Истоки их поисков разнообразны: никаких сведений о предыдущих поколениях, фотографии неизвестных людей в семейном альбоме, найденные после смерти бабушки документы, в которых есть неизвестные и странно звучащие имена.Бывает, что спор – это постоянно повторяющийся сон, интуиция, потребность определиться или просто любопытство.

Некоторые никогда не найдут среди своих предков евреев. Однако проверить всегда стоит. Другие на самом деле обнаруживают, что они евреи или имеют еврейские корни. И реагируют на это по-разному.

Что мы приобретаем, углубляясь в свои корни?

Конечно осведомленность. Бывает, например, что те, кто после долгих поисков узнают, что у них еврейские корни, задаются вопросом: я еврей по происхождению и что теперь? Кто я? Еще до начала поисков стоит подумать, что может изменить такая находка.Останетесь ли вы тем же человеком? Изменится ли что-то большее, чем точка зрения?

Для некоторых знакомство с еврейским происхождением означает изменение образа жизни, новые вызовы и часто понимание «инаковости». Эти люди получают новую идентичность, своего рода новую жизнь. Встречались мы и с теми, кто, обнаружив, что их родственники - бабушка, дедушка, иногда родители - евреи, должны были столкнуться с близостью кошмара Холокоста в собственной семье. Холокост, который для многих является лишь теоретическим историческим вызовом, над которым они не задумываются каждый день.

С чего начать свои генеалогические исследования?

Изначально стоит познакомиться с историей собственной семьи. Спросите у родителей, бабушек и дедушек. Документы из домашнего архива, безусловно, будут полезны — иногда мы не в курсе, что в нем скрыто. Не забудем и о домашних архивах других родственников. Сбор и систематизация семейных записей, доступных документов дает нам прекрасную отправную точку для дальнейших исследований. Надо помнить две вещи: часто говорят: «Ничего не уцелело, все погибло на войне."

С какого учебного заведения следует начать?

Все зависит от того, что мы знаем, но наиболее важными документами, подтверждающими или опровергающими еврейское происхождение, если нет других предпосылок, являются записи о рождении. Это документы, которые сопровождают нас в самые важные моменты нашей жизни – это свидетельства о рождении, браке и смерти. Они, в свою очередь, регистрировались и хранились в местных ЗАГСах. Так что нужно знать место, откуда семья родом до войны.После войны многие семьи сменили место жительства, некоторые перебрались на запад Польши, а семьи из т.н. Семье Забужанских пришлось покинуть свои дома, чтобы продолжить жить в Польше.

Итак, короче говоря, если мы не знаем места происхождения семьи до войны, мы начинаем с того поколения, которое нам известно, и возвращаемся к старшим поколениям. Например, если ваша бабушка родилась до войны и умерла после нее, в ее свидетельстве о смерти будут указаны ее место рождения, имена родителей и девичья фамилия матери.И тогда мы можем добраться до довоенной информации, в которой информация не искажена, не изменена и не искажена. Важно и то, что довоенные записи регистрировались в отдельных конфессиональных реестрах, а еврейские записи хранились в т.н. книги Моисеевой веры. Поскольку смешанных или гражданских браков не было, любой, кто решал жениться на человеке другой веры, должен был принять решение об обращении.

Если мы имеем дело с еврейской семьей, члены которой пережили войну, мы можем найти их след в Регистре выживших евреев или в других документах ЦК польских евреев, хранящихся в архивах нашего Института.Регистрация переживших Холокост велась до 1948 года.

Чем полезны метрики?

Метрики и другие документы предоставляют данные, которые более точно описывают нашу семью, указывают места, куда мы можем заглянуть дальше. Рассказывают о профессиях, образовании, местах рождения, проживания и смерти. Мы узнаем имена, возможно, традиционные в данной семье и передаваемые из поколения в поколение. Нам легче представить прабабушку такой, какой она была на самом деле. Может быть, это была элегантная дама с улицы Маршалковской, а может быть, торговка или домоправительница в крохотной деревушке на востоке Польши.Это два совершенно разных изображения и две разные подсказки, которым вы можете следовать, чтобы узнать еще больше.

Конечно, также важно, каково наше намерение. Некоторые бросают поиски, когда узнают, что предпосылки их еврейского происхождения не таковы и почти нет указаний на еврейскую семью. Другие продолжают искать. Мы также знаем людей, которые скрупулёзно собирали имена, фамилии и рассказы о целых поколениях, но понятия не имели, зачем они это делают.Ни какой истории и какие места они ищут, и кем были их предки. Одна канадская девушка утверждала, что ее бабушка происходила из бедной семьи, живущей в сельской местности, хотя на фотографии была изображена женщина в вечернем платье. «Я думал, что она была одета так для фотографии».

Старые адресные и торговые книги также могут быть важным источником. Мы случайно обнаружили еврейскую семью, сравнивая фамилии в адресных книгах - в первые годы явно еврейские имена ассимилировались в последующие годы.И связующим звеном был семейный адрес, неизменный на протяжении многих лет.

Стоит ли искать информацию по истории региона, к которому нас приведут данные из метрик?

Всегда стоит искать любую информацию. Читая информацию об истории края, города, села, мы выстраиваем картину, в которую нам потом легче встроить собственную семью. Вы можете встретить энтузиастов, историков-любителей или просто жителей данного места, которые знают больше, чем могут показать многие документы.Кроме того, вы можете найти и другие документы, в которых фигурирует наша семья. Сложно обобщать, каждый поиск индивидуален. У каждой семьи своя история.

.

Как «чужой по классу» стал «национально чужим». Пропаганда марта 1968 года \ Новости \ Как «классовый чужой» стал «национальным чужаком». Март 1968 г. Пропаганда \ Еврейский исторический институт

11 марта 1968 г. Заголовок из "Трибуна люду" - одной из статей, с которых началась антисемитская кампания ИПН

От Шестидневной войны до чисток в армии

Антисемитская кампания 1968 года началась в 1967 году.Первым толчком стала так называемая Шестидневная война, длившаяся с 5 по 10 июня 1967 года. Во время этого конфликта, также известного как Третья израильско-арабская война, израильские силы предприняли упреждающее нападение на Сирию, Иорданию и Египет, оккупировав значительную территорию, в том числе Синайский полуостров. Война закончилась триумфом Израиля, получавшего помощь (поставки оружия) США и других стран западного блока. В свою очередь, арабские государства сотрудничали с Советским Союзом, который снабжал их оружием и разведданными, обучал своих офицеров.Правительство Польской Народной Республики по указке Москвы в одностороннем порядке разорвало дипломатические отношения с Израилем, как и большинство стран Варшавского договора.

Как отмечает Михал Гловиньский, еще в середине 1967 года пресса начала нападать на Израиль, а якобы поддерживающая «сионистов» Шестидневная война получила такие термины, как «преступная фашистская агрессия против арабских стран» [1]. 19 июня Владислав Гомулка, первый секретарь ЦК Польской объединенной рабочей партии, заявил, что польские граждане, принадлежащие к «сионистским кругам», могут покинуть Польшу, а также обвинил лиц еврейского происхождения в том, что они являются «пятой колонной». и сочувствующих противникам социализма.

Почетная ложа, 1 мая 1963 г. Слева видны: Стефан Ендрыховский, председатель Государственного совета Александр Завадский, первый секретарь Польской объединенной рабочей партии Владислав Гомулка, премьер-министр Юзеф Циранкевич. Национальный цифровой архив

События июня 1967 года положили начало кадровой чистке в армии, одним из главных организаторов которой был генерал Войцех Ярузельский. Как пишет Тадеуш Пиоро, «многие офицеры еврейского происхождения носили польские фамилии, и в некоторых случаях приходилось обращаться к далекому прошлому, чтобы найти их корни.Управление кадров привлекалось к ней совместно с органами контрразведки и оказалось, что уже хорошо к ней подготовлено»[2]. Уволиться со службы пришлось около 150-180 офицеров еврейского происхождения[3] — расхождения в цифрах связаны с тем, что, как и при каждой чистке, были убраны и люди, связанные с наиболее «подозреваемыми» и личными врагами. (Среди уволенных были Михал Фридман, впоследствии ставший переводчиком с иврита и идиша, и Ян Рохвергер, впоследствии много лет проработавший в Еврейском историческом институте). Однако уволенные офицеры получали высокие пенсии и сохраняли привилегии, например, служебное жилье [4].

Тем не менее, Служба безопасности продолжала собирать информацию как о людях, оба родителя которых были евреями, так и о людях, которые лишь на четверть были еврейского происхождения. Культурные круги, связанные с еврейским меньшинством, находились под наблюдением. Осенью 1967 г. в прессе начались нападки на Еврейский исторический институт за якобы антиполонизм, что в 1968 г. едва не привело к его ликвидации.

«Партизаны» и борьба за позиции

В 1960-е годы усилилась внутренняя напряженность внутри Коммунистической партии.Все большее число членов партии, в основном чиновников среднего и низшего звена, в возрасте от 30 до 40 лет не имели возможности продвигаться по службе. Причина заключалась в том, что в централизованной экономике и государственных учреждениях аппаратчики до самой смерти занимали руководящие должности. Мечислав Мочар, глава Министерства внутренних дел, пытался связаться с этими недовольными членами партии.

Моцар, один из командующих Народной Армией во время войны, построил вокруг себя легенду о герое сражений с немцами. В 1964 годуон стал министром внутренних дел, т.е. главой Службы безопасности. Он привел к значительному развитию служб безопасности. Он также создал партию под названием «партизаны», которая должна была стать инструментом давления на Гомулку и даже обеспечить конкуренцию с первым секретарем. Мочар обхаживал разочарованных аппаратчиков, бывших солдат Народной Армии и даже Армии Крайовой. Он использовал СБ для вербовки сотрудников также для своей личной политической инициативы.

Мечислав Мочар.Википедия

Стремление к продвижению совпало со старым фракционным разделением внутри партии. С 1950-х годов здесь действовали две неформальные группы: «натолийцы» [5], партия, состоявшая в основном из активистов бедноты крестьянского происхождения, неохотной интеллигенции, сторонников жесткой линии и восстановления Гомулки, и «пулавские» [6], активисты более либеральный курс, многие из которых имели еврейские и интеллектуальные корни. Как следствие, «натолийцы» заняли антисемитские и антиинтеллигентские позиции.Когда Гомулка вернулся на пост первого секретаря в 1956 году, он неожиданно поддержал фракцию «пулавцев», благодаря чему они приобрели значительное влияние в аппарате власти, в то время как «натолийцы» оказались на обочине. «Партизаны» были их «идеологическими» наследниками, но в основном выходцами из следующего поколения. На антисемитский профиль этой группы повлияли личные стычки между Моцаром и Леоном Касманом, а также с Романом Замбровским, активистами еврейского происхождения, уходящие еще в годы войны.

«Офицеры СБ и несостоявшиеся активисты имели много общего: антисемитизм, отвращение ко всему, что считалось непольским в культурной и научной жизни, недоверие к интеллигенции, наконец, неприятие даже относительной либерализации политической жизни» [ 7] - пишет Петр Осэнка.Хотя очень трудно определить действительную степень влияния Моцара, нельзя отрицать, что в 1960-е годы его положение и значение «партизан» возросли. Говорили, что Мочар хотел заменить Гомулку на посту лидера Польской объединенной рабочей партии. Антисемитские чистки в армии и в некоторых кругах еще не могли быть тем сильным импульсом, который позволял бы пробовать силы в партийном аппарате. Возможность представилась в начале 1968 года.

Дзяды , "походники", эскалация протеста

В ноябре 1967 г.Спектакль « Дзяды » Адама Мицкевича в постановке Казимежа Деймека был поставлен в Национальном театре. Спектакль, подготовленный к 50-летию того, что пропаганда официально называла «великой социалистической Октябрьской революцией», быстро стал трактоваться как антироссийский, антисоветский и, наконец, направленный против коммунизма. Министр культуры приказал прекратить постановку « Дзяды » — последний спектакль должен был состояться 30 января 1968 года. В этот день в театр пришли толпы, зрители устроили демонстрацию независимости.Группа студентов, так называемая коммандос протестовали у памятника Адаму Мицкевичу в Краковском предместье.

Демонстрация была разогнана полицией, участники задержаны и приговорены к штрафу, в отношении некоторых студентов возбуждено дисциплинарное производство. Студенты подали петицию в Сейм, в защиту арестованных встали, в частности, Стефан Киселевский и Лешек Колаковский. 29 февраля Союз польских писателей принял резолюцию Анджея Киёвского, призывающую к отмене цензуры.

4 марта два «десантника» - Адам Михник и Хенрик Шлайфер были официально отчислены из Варшавского университета (в нарушение закона). 8 марта студенты устроили во дворе университета крупную демонстрацию в защиту высланных - она ​​была разогнана полицией, отрядами ОРМО ​​и рабочими (точнее агентами в штатском), привезенными властями на автобусе. . Михал Гловинский отметил, что последних называли «туристами»:

8 марта А.В 1968 году в полдень во двор университета вошли несколько тренеров со словами «экскурсия». Большинство из них были мужчины средних лет, одетые большей частью в кожаные куртки и кокетливые шляпки (…). Сначала они рассказали студентам, что они рабочий класс, который не позволит…, через некоторое время показали главный инструмент своей деятельности – клуб [8].

С 9 марта протесты против цензуры и действий милиции прошли и в других университетских городах – Кракове, Гданьске, Познани, Вроцлаве, Лодзи, Люблине, Щецине и Катовицах.Власти подавили протесты, было арестовано около 2,5 тыс. человек, часть студентов отчислены из вуза и отправлены в армию со штрафами, свыше 80 человек, в т.ч. Михник, Яцек Куронь, Ирена Ласота и Кароль Модзелевски были приговорены к тюремному заключению. Министр высшего образования Хенрик Яблонский отстранил от работы профессоров, поддержавших протесты - в т.ч. Колаковский, Бронислав Бачко и Зигмунт Бауман. Были репрессированы и писатели, и другая интеллигенция — Киселевский был избит «неизвестными преступниками».

Начало охоты

Власти были шокированы размахом протеста и участием молодежи, которая, по мнению Польской объединенной рабочей партии, должна последовательно формировать будущие кадры. Лидеры протеста, такие как Куронь, Михник, Ласота и Северин Блюмштайн, были связаны с так называемым Отряд Вальтера, просуществовавший до 1961 года как ответвление коммунистического разведывательного движения. Также другие участники протестов - в т.ч. Ян Литынский, Ирена Грудзиньская, Ян Гросс, Юзеф Дайчгеванд - они были в основном еврейского происхождения, часто входили в социалистические организации (Związek Młodzieży Socjalistycznej, PZPR), первые независимые студенческие группы (в т.в Клуб искателей противоречий) и центры еврейской общины (Клуб «Вавилон»).

Участие в акциях протеста молодой интеллигенции, принадлежащей к коммунистическим кругам, противоречило видению Польской Народной Республики как идеального государства и представляло серьезную угрозу для партии как бунт молодого поколения, так и идеологический бунт. Поэтому в манере, типичной для провокаций и коммунистических кампаний, партия решила атаковать протестующих в прессе, полностью исказив при этом истинный смысл протестов.

Репринты статей из "Czas Powszechny" и "Trybuna Ludu". IPN

11 марта, в понедельник появились первые - анонимные - антисемитские статьи. Текст под заголовком Для студентов Варшавского университета был напечатан в "Słowo Powszechny", органе Pax Association, католической организации, сотрудничающей с Польской объединенной рабочей партией. В статье Израиль и Западная Германия обвинялись в попытке переложить вину за уничтожение евреев во время войны на поляков. В сталинских преступлениях обвиняли и «сионистов».Были упомянуты имена предполагаемых заговорщиков - помимо людей, уже участвовавших в протестах, таких как Михник, Шлайфер, Блюмштайн, Дайчгеванд и Грудзиньска, также Роман Замбровский (чей сын Антоний был одним из критиков правительства) и Стефан Сташевский, также были упомянуты два видных коммунистических активиста еврейского происхождения. В статье также указано, что родители «спецназовцев» в значительной степени работали на «ответственных» должностях в правительстве и его органах[9].

«Общее слово» было второстепенным изданием, но вторая анонимная статья уже была опубликована в «Трибуне люду», печатном органе ЦК Польской объединенной рабочей партии.Текст был менее антисемитским по тону, но также включал список предполагаемых виновников политического кризиса и их родителей. Тезис о еврейском заговоре был также повторен в листовке Кого вы поддерживаете , распространенной в Варшавском университете, подготовленной Службой безопасности - были упомянуты имена Михника, Шлайфера, Грудзиньской, Александра Смоляра, Барбары Торунчик и других студентов. снова [10].

Язык мартовской пропаганды

Михал Гловиньский, автор самых известных анализов языка марта 1968 г., подчеркивает, что пропаганда коммунистических властей в то время сочетала в себе «три, казалось бы, противоречащих друг другу элемента»: «1) язык сталинской ортодоксии в его строгой форме от первой половины 1950-х гг., 2) язык крайне правых, с типичными метафорами и образами, особенно в том виде, в каком сформировался язык бульварной прессы в конце 1930-х гг. (...) и т.д.«[11], апеллируют к «низшим инстинктам» [12].

Внезапно оказалось, что коммунисту и националисту есть что сказать друг другу. Возникло неожиданное смешение двух языков, эдакий декларативный национал-коммунизм. «Классовый чужой, — пишет Гловинский, — стал «чужим в национальном отношении»[13].

С сегодняшней точки зрения элементы стиля мощения, используемые для охвата массовой аудитории пропагандой, могут быть своеобразными. Примером может служить слово , также известное как , относящееся к судимости, и на этот раз оно использовалось для раскрытия «настоящих имен» людей, считающихся евреями, например.«Павел Ясеница , он же Леон Лех Бейнар» [14]. Не имело значения, что Ясеница вовсе не была еврейкой по происхождению. В статьях прессы участников молодежного бунта обвиняли в том, что они имеют богатых родителей и носят дорогую одежду с Запада, подчеркивалась их якобы экстравагантность — например, Ева Зажицкая якобы «специализировалась на тушении сигарет джемом» [15]. Протестующие должны были ездить на собственных (дорогих) машинах, жаловаться на ЛНР несмотря на возможность обучения за границей, быть вечными студентами, жить в лучших квартирах, употреблять дорогой алкоголь и поддерживать нелегальные контакты с Западом (напр.с Радио «Свободная Европа», которое в пропаганде иногда называют «Свободная Европа»).

Создавая врага, предпринимались попытки изолировать бунт молодежи от других социальных групп, особенно рабочих[16] – как подчеркивает Ежи Эйслер, против режима протестовали также рабочие и старшеклассники[17]. Коммунисты создали призрак антипольской еврейской интеллигенции, заговорив с немцами из Западной Германии (в отличие от Восточной Германии, Западную Германию ненавидели в пропаганде Польской Народной Республики и рассматривали как потенциального агрессора).

В марте 1968 года, чтобы доказать якобы поддержку его политики, партийные и рабочие органы организовали несколько тысяч т.н. массовые собрания, то есть собрания коммунистических «активистов», рабочих и рядовых служащих различных предприятий. Людей, не принадлежащих к ПОРП, заставляли участвовать в митингах и собраниях, на которых выражалась поддержка политики партии, осуждались студенты, интеллигенция и «сионисты». Участникам митингов были вручены транспаранты с лозунгами «Да здравствует Владислав Гомулка», «Сионисты в Израиль», «Писатели за перо, студенты за учебу», «Да здравствует ПОРП», «Сталевары верно стоят вокруг своей партии». ", "Очистить партию от сионистов".

«Определенно не все участники митингов идентифицировали себя с лозунгами, написанными на раздаваемых им транспарантах. На многочисленных фотографиях с заводских массовых показов мы видим в основном грустные лица: немного испуганные, немного отсутствующие. Что на самом деле думали «представители рабочего класса»?»[18] — спрашивает Петр Осэнка.

Сохранившаяся переписка того периода свидетельствует, по мнению исследователя, о различных реакциях - от удивления и возмущения до принятия пропаганды властей. Только в Варшаве было проведено несколько сотен митингов поддержки «сверху вниз».Были также организованы массовые мероприятия, например, во многих шахтах Силезии, а после того, как 14 марта участников перевезли в Катовице, была организована 100-тысячная демонстрация [19], в ходе которой Эдуард Герек атаковал «Михников, Шлайферов, Грудзинский, Гроссов и др.» [20].

Антисемитский контент чаще всего писали журналисты, ранее не известные широкой публике. Среди авторов были Рышард Гонтарз, многолетний офицер UB и SB, Казимеж Конкол, экономист и главный редактор «Право и Жиция», а также Алина Реутт и Здислав Андрушкевич из «Walka Młodych».

Пропагандисты прибегали к самым причудливым средствам. Случилось так, что на собраниях активистов были зачитаны Протокола сионских мудрецов , которые от случая к случаю печатались в Лодзи. Были сделаны ссылки на довоенные антисемитские произведения священника Станислава Тшечака. Были «отчеты» военного периода, в которых евреи изображались трусами и врагами поляков, неблагодарными, даже когда поляки спасали им жизни. Были упомянуты стереотипы о том, что евреи эксплуатировали поляков, не занимались физическим трудом, а занимали только руководящие должности.Их обвиняли в создании мирового заговора, называли «сталинистами», «империалистами», «националистами», предавшими Польшу Израилю, «искоренившими космополитов». быть «псевдотворцами», «космополитами» [21]. 90 102

Пашквил против Бронислава Раловского, 1968 г.

№. инв. MHŻP-B847/a-c, из коллекции POLIN

Музея истории польских евреев

Хотя 19 марта в своем первом публичном выступлении после 8 марта Гомулка дистанцировался от жесточайшей антисемитской пропаганды, кампания не ослабла. Согласно заметкам Гловинского, особенно интенсивно в течение нескольких следующих месяцев, а затем до 1970 г. поступали сообщения о «сионистских хулиганах», «евреях из Польши» (вместо «польских евреев») [22], «троцкистах» и «молодежных подстрекатели» [23], «сионо-троцисты» [24].Самым популярным рядом с «сионистами» был термин «смутьяны» [25], термин царских времен. Пропаганда пыталась донести, что студенческий протест не может быть массовым, что им должен управлять какой-то заговор. Идея заключалась в том, чтобы агрессивная речь прессы проникла в язык и воображение простых людей. Как пишет Осэнка, «[м]арные пропагандисты умело и с несомненным чувством общественных настроений умели играть на эмоциях и ссылаться на плоскую зависть. Они исчерпывающе описывали утраченный быт сановников и писателей, и особенно студентов-конкурсантов»[26].

Пропаганда обычно использовала понятия с «жидким содержанием» [27], поощряя при этом сообщения о еврейском происхождении и их предполагаемых преступлениях.

"Неделю назад я был гражданином Польши" Вынужденная эмиграция и последствия марта 1968 года

Почему власти ЛНР развернули антиеврейскую кампанию? У истоков похода, — пишет Дариуш Стола, — были «как рационально определенные интересы, так и иррациональные мотивы, соединенные с параноидальным видением мира» [28].Чистка была вызвана как стремлением к социальному прогрессу, так и - типичной для побежденного лагеря (в Шестидневной войне) - верой в необходимость выслеживать «предателей». Коммунисты не только стремились подавить бунт молодежи, но и опасались «вспышки социальных волнений по поводу уровня жизни и условий труда» [29] — при Гомулке миллионы поляков жили в нищете. Уже в 1970 году эти прогнозы сбылись — после повышения цен на продукты перед Рождеством рабочие с Побережья начали забастовки, а их протест был усмирен милицией и воинскими частями.В результате Гомулке пришлось уйти с поста первого секретаря ПОРП в пользу Эдуарда Герека.

Запуск стереотипа «иностранного», хитрого и «антипольского» еврея создал предохранительный клапан для растущего социального недовольства коммунистической властью. На многочисленных митингах и митингах власти поощряли даже косвенную критику партии — через критику «сионистов». «После многолетнего боязливого молчания поляки могли говорить о клиентелизме и кумовстве в государственном аппарате, критиковать продажность и высокомерие чиновников — не всех, а только еврейских (...)» [30].Март 1968 г. также позволил провести чистку в партийных органах и дал возможность социального продвижения тысячам людей, занявших посты, освобожденные «сионистами» [31]. Наконец, антисемитская кампания подавила мечты о либерализации политической жизни, подобные той, что была предпринята в Чехословакии, что привело к интервенции войск Варшавского договора в эту страну в августе 1968 г. [32]. Как отмечает Гловинский, презрительная формула о «дайчгевандах» вскоре была адаптирована для обозначения наиболее известных чешских писателей и борцов за свободу периода Пражской весны: «свитаки, лустиги, прочазки, вакулики» [33].

Лица еврейского происхождения, точнее, считавшиеся евреями, были вынуждены эмигрировать. Перед выездом из страны им давали так называемую проездные документы о том, что они не являются гражданами Польши. Например, была депортирована почти вся еврейская община в Лодзи, крупнейшая в то время в Польше (около 2500 человек). Некоторые люди еврейского происхождения, такие как выдающаяся актриса Ида Каминская, хотя и не подвергались прямым репрессиям, в знак протеста добровольно покинули страну. Интеллигенция, участвовавшая в протестах, в том числев Колаковского, лишенного права публиковаться и читать лекции.

Всего из Польши выехало около 14-25 тысяч человек, «полностью ассимилированных евреев или поляков отдаленного еврейского происхождения (…). Среди них были многочисленные журналисты, врачи, инженеры, юристы, офицеры и представители интеллектуальной элиты»[34]. Они эмигрировали, часто целыми семьями, в том числе Александр Форд, Ян Котт, Кшиштоф Помян, Адам Бромберг, Алина Марголис-Эдельман, Мария Погоновска, Клара Мирска, Ежи Теплиц, Натан Тененбаум, Лукаш и Мария Хиршович, Ирена Ласота, Юзеф Дайчгеванд.Хотя кампания в СМИ закончилась в середине 1968 г., эмиграция продолжалась до 1970 г.

«Владелец этого проездного документа не является гражданином Польши».
Проездной документ Анны Трахтенхерц, уехавшей в Швецию.
Инв.№ MHZP-B444, из коллекции Музея истории польских евреев POLIN

Какими были выезды из Польши? Михал Хохман, живший в Люблине до 1968 года, вспоминал:

Когда продлили концессию [на магазин - П.Б.] и отец узнал, что это ничего не будет и жить ему будет не на что, он решил уехать.Бумаги были, вероятно, уже в августе. Папа сложил бумаги и ждал месяц или около того. Ничего не произошло. Неожиданно пришла информация, что нужно явиться в паспортный отдел за проездными документами. Дата выдачи была гораздо раньше, поэтому, когда мы получили документы, до нашего отъезда оставалась, наверное, неделя. Поэтому их держали в Люблине, чтобы передать нам в последнюю минуту. Потом вдруг все пришлось ликвидировать в спешке. Вот почему мне пришлось остаться еще на две недели, потому что мы не дожили.Хорошо, что была такая возможность. После получения этого проездного документа необходимо было также удостоверить, что он отказывается от польского гражданства. Незаконным оказался этот шаг паспортного отдела, потому что официально отказаться от него может только госсовет. Это был не отказ от гражданства, а сбор документов, что также было равносильно отказу от гражданства, потому что в этом проездном документе было написано, что владелец этого документа не является гражданином Польши. Так что позже я показал своим друзьям: «Видишь? Смотреть.Неделю назад я был гражданином Польши, а теперь нет». (...)

Выезжающим пришлось пройти унизительную "растаможку":

Нам нужно было составить список того, что мы экспортируем. Названия книг, авторы книг, количество трусов, носки в штуках, конечно. И случилось так, что, когда они пересчитали количество носков, было написано, что их десять, а их было одиннадцать, они сказали: «Вот десять, и вы несете одиннадцать пар носков». Там была пепельница, на обратной стороне которой что-то было написано, номер был 1645.Это он смотрит на нее и говорит: "Ну, это древность 1665 года". А мой папа уже так нервничал, потому что видел, что они что-то замышляют, чтобы мы не уехали. Значит, он чувствовал, что они что-то замышляют. Он взял пепельницу и ударил ею об стену. Он сказал: «Возьми, мне это не нужно». Все пошло не так. И все время подозревал, что они ищут, чем бы нас остановить. Моя мама покупала в Эмпике разные репродукции, так они отрывали те репродукции, бумаги и смотрели, что там за рамами. Это был позор, кошмар, который никогда не забудется.Они ничего не нашли. Нет. Тогда еще можно было перевозить серебряный сервиз весом до пяти килограммов. У нас был такой семейный набор, наверное, на двенадцать человек, поэтому они весили эти пять килограммов, а некоторые из них уже не входили в этот набор, потому что он был выше. Они отвергли это. Они сказали, что если у вас есть здесь друзья, передайте их своим друзьям [35].

Владиславу Гомулке удалось остаться у власти. Мечислав Мочар, инициатор чисток, в июле стал секретарем ЦК, но в то же время перестал быть министром, что означало де-факто потерю влияния и контроля над СБ.«Партизаны» были маргинализованы. В ноябре 1968 года на V съезде Польской объединенной рабочей партии Гомулка при молчаливой поддержке Москвы заблокировал кандидатуру Мочара в Политбюро ЦК, что привело к его маргинализации. В то же время росло влияние Эдуарда Герека, и год спустя он сменил Гомулку на посту первого секретаря.

Антисемитская кампания марта 1968 г. разрушила мнение Польши за границей. В то же время подавленная студенческая забастовка в сочетании с антисемитской кампанией, символически направленной против лидеров протеста, таких как Михник, оказала большое влияние на подъем демократической оппозиции.

По мнению историков, март 1968 года остается одним из самых загадочных «польских месяцев». Его истинная генеалогия остается неясной, а нити студенческого протеста и фракционной борьбы в Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) слишком запутанно переплетены. Несомненно, как пишет Петр Осэнка, антисемитская кампания была заранее подготовлена ​​Службой безопасности, умело использующей антисемитизм, присутствующий в польском обществе, и возглавлялась правительством Польской Народной Республики [36].

Сноски:

[1] Статья К.Сидора из Życie Literackie № 25, 1970, по имени: Михал Гловиньский, Мартовский разговор. Комментарии к словам 1966-1971 , Варшава 1991, стр. 221.

[2] Тадеуш Пиоро, Чистки в Войске Польском 1967-1968 , "Бюллетень Еврейского Исторического Института" № 182, апрель-июнь 1997 г., стр. 64.

[3] 150 человек по Анке Групинской, источник: https://sztetl.org.pl/pl/slownik/czyka-antysemicka-w-wojsku-polskim-1967-1968, дата обращения 03.10.2021. 180 человек по Пиоро: Т. Пиоро, участок №.соч., стр. 72.

[4] Там же, стр. 73.

[5] Название происходит от правительственного дворца в варшавском Натолине, где встречались члены этой группы.

[6] Название происходит от роскошных многоквартирных домов на ул. Пулавская 24 и 26 в Варшаве, где после войны жили некоторые из самых важных коммунистических активистов и где проводились встречи обеих фракций.

[7] Петр Осэнка, март '68 , Краков 2008, стр. 31.

[8] М. Гловинский, March talk , op.соч., стр. 48-49.

[9] Дариуш Стола, Как и почему мартовская кампания стала антиеврейской? , в: Еврейская община в Польской Народной Республике до антисемитской кампании 1967-1968 годов и после нее , изд., Гжегож Берендт, Варшава, 2009, стр. 108-109.

[10] Там же, стр. 110.

[11] М. Гловинский, Фигура врага (о мартовской пропаганде) , в: там же, Новомова и далее , Краков 2009, стр. 93.

[12] М. Гловинский, Мартовский доклад , соч.соч., стр. 32.

[13] М. Гловинский, Фигура врага , op.Cit., стр. 94.

[14] Там же.

[15] P. Osęka, op.Cit., P. 228.

[16] Д. Стола, Указ.цит., стр. 116,

[17] Ежи Эйслер, проф. Й. Эйслер: В марте 1968 года антисемитизм стал мейнстримом , интервью провел Михал Шукала, https://dzieje.pl/aktualnosci/prof-j-eisler-w-marcu-68-antysemityzm- znalazl-sie-w-main, по состоянию на 10 марта 2021.

[18] С.Osęka, op.Cit., P. 249.

[19] Kazimierz Miroszewski, Отношение властей Катовицкого воеводства к мартовским событиям , в: Sylwester Fertacz, Kazimierz Miroszewski, , март 1968 г. в Катовицком воеводстве , Katowice 2009, стр. 84; книга доступна в Интернете: https://www.wydawnictwo.us.edu.pl/sites/wydawnictwo.us.edu.pl/files/marzec1968.pdf, Силезская цифровая библиотека, по состоянию на 03.10.2021

[20] P. Osęka, op.Cit., P. 218.

[21] Там же, с.225-237.

[22] M. Głowiński, March talk , op.Cit., P. 243.

[23] Там же, стр. 223.

[24] Там же, стр. 221.

[25] Там же, стр. 34.

[26] P. Osęka, op.Cit., P. 228.

[27] M. Głowiński, March talk , op.Cit., P. 181.

[28] Д. Стола, Указ.цит., стр. 118,

[29] Там же, стр. 116,

.

[30] Там же, стр. 117.

[31] Там же.

[32] Там же, стр. 118.

[33] М.Głowiński, March talk , op.Cit., стр. 36.

[34] Петр Врубель, Миграция польских евреев. Попытка синтеза , "Вестник Еврейского исторического института" № 186, январь-июнь 1998 г., стр. 29.

[35] Формальности при выезде из Польши после мартовских событий - Михал Хохман - выдержка из рассказа свидетеля истории , Устный рассказ, записанный в рамках Программы устной истории, реализованной в Центре "Гродские ворота - Театр NN" (www.historiamowiona.teatrnn.pl), https://biblioteka.teatrnn.pl/dlibra/publication/38516/edition/37122/content, дата обращения 03.10.2021.

[36] П. Осэнка, указ.цит., стр. 264-265.

.90 000 израильтян, светских и религиозных. Почему им так трудно найти общий язык?

Интервью с израильским режиссером Эйтаном Аннером о том, что связывает и разделяет ортодоксальных евреев и светскую часть общества.

АГНЕШКА ЦАГНЕР: - Война за Иерусалим, по-вашему, ведется не между арабскими и еврейскими общинами, а скорее между евреями-мирянами и религиозными ортодоксальными евреями. Когда началась эта война и на каком этапе она находится?
ЭЙТАН АННЕР: - Несколько лет назад во время гей-парада в Иерусалиме харедим [ортодоксальный еврей - прим.] зарезал 16-летнюю еврейскую девушку и ранил еще нескольких человек, потому что считал такой марш профанацией. Тогда он не хотел признавать, что подобные вопросы может решить суд. Сегодня он отбывает тюремный срок. Этот пример показывает глубокие разногласия — возможно, не войну, а растущий конфликт между религиозными и светскими евреями. Одна сторона определенно более агрессивна. Где мы сейчас находимся? Некоторое время назад я с удовлетворением прочитал в «Гаарец», что полиция более энергично следит за соблюдением закона в закрытых православных общинах.Но это все еще перетягивание каната - православные выходят на улицы, протестуя против призыва в армию; раввины призывают отказаться от призыва женщин, потому что они «отвлекают» солдат.

В каком-то смысле они побеждают, они борются за свое.
Кому-то может показаться, что православные не опасны, потому что не составляют большинства и живут в каком-то параллельном мире. Но вы должны помнить, что у них есть четкое видение реальности, они знают, кто они, чего хотят и как это организовать политически.

Так называемыйдругая сторона спора?
Я не думаю, что мы считаем себя другой стороной. Скорее, мы считаем, что нас большинство, мы такие же, как и все.

В Польше также существует конфликт между глубоко религиозными людьми и другими. Только то, что первые часто считают себя «настоящими поляками». Являются ли израильские ультраортодоксальные евреи «лучшими евреями»?
Конечно! Ортодоксальные евреи видят в нас, кто ежедневно не соблюдает 613 мицву [обязанностей], «взятых в плен детей».Так что мы евреи, но мы этого не знаем, мы не умеем быть евреями. На самом деле мы фактически не соревнуемся друг с другом за звание лучшего еврея.

И что?
За какую страну мы хотим и будем жить.

В вашем фильме "Мирное сердце" молодая девушка из Тель-Авива решает порвать со своей нынешней жизнью и жить в Иерусалиме. Но это заканчивается в сильно религиозном сообществе.
Вдохновением послужила история похожей девушки, которая живет в существующем районе Кирьят-Йовель на улице Браслиска.Я вырос здесь. Район, созданный в 1950-х годах для новых иммигрантов, в основном из Польши, Румынии или Ирака, в то время не носил религиозного характера. Православные должны были быть, но мало и хлопот они не доставляли. Только у девушки, которая ходила в субботу в мини-юбке в 1970-х, 1980-х или 1990-х годах, могла возникнуть проблема.

А сегодня?
Иерусалим — это другой город. Потомки пришельцев из 1950-х.они ушли отсюда на работу. Иерусалим беден, доходы низкие, предложений работы мало. В основном люди ультрарелигиозные, неквалифицированные, без образования и без хорошей работы. И государство не контролирует эту систему. Харедим, на иврите «страшный» означает , де-факто , что эти люди в ужасе от современного мира, они хотят остаться там, где они есть. Это сообщество все время растет, но и меняется внутренне — через 20 лет оно может выглядеть совсем по-другому.Самым влиятельным раввинам по сто и более лет. Так что какое-то «новое» придет, это неизбежно. Пока это старый способ. Быть ультрарелигиозным евреем — значит отделять вещи от всего остального: субботу от остальной части недели, молоко от мяса, мужчин от женщин. На этом сложно построить что-то общее. Мы приближаемся к пределам абсурда. Недавно в самолете, летевшем в Турцию, одна из пассажиров впала в истерику из-за того, что ей отвели место между двумя мужчинами.

Рядом с Рене Рабинович, адвокатом, спасенным от Холокоста, религиозный еврей не хотел садиться в самолет.Она выиграла дело в суде. Так может что-то меняется?
Одна ласточка весны не делает. Тенденция прямо противоположная. Ультрарелигиозные евреи продолжают раздвигать границы, потому что они хотят и могут это делать. В последние десятилетия Ближний Восток и его соседи стали более религиозными — это настроение передается и нам. Когда-то сионизм был чисто светским движением, но само слово «сион» указывает на то, что он никогда не отделялся от религии.

Обеим группам все труднее жить вместе, они все меньше принимают друг друга.Можно ли жить рядом?
Это может сработать, если обе стороны уважают закон. Это трудно. Есть люди, которых приводят в суд и говорят, что они такой суд не признают. Надо заключить какой-то договор, определить пограничные условия - только того, что в Израиле пока нет и, наверное, не будет конституции. В течение 70 лет действует статус-кво , и это постепенно начинает меняться. Мы привыкли к тому, что половина всех евреев живет в Израиле, а другая половина за его пределами. Большинство евреев в Соединенных Штатах нерелигиозны.Тем временем государство Израиль передает религиозные вопросы в руки ортодоксальных раввинов, которые скорее разорвут свою жизнь на части, чем признают реформированных или даже консервативных раввинов. Это удерживает вас от Иерусалима.

Кто-нибудь может это остановить?
Да, мы! Я твердо верю, что израильтяне - демократы. Наша демократия, несмотря на оговорки всех «но» и «если», просуществовала 70 лет. Это моя надежда. Американские евреи тоже не хотят чувствовать себя отвергнутыми. Сегодня мы наблюдаем политическое сближение, хотя большинство евреев, проживающих в США, не поддерживают республиканцев.

Это довольно сложно, учитывая перенос Трампом американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим.
Это пустой жест. Потому что что именно там произошло? Ведь западная часть Иерусалима была столицей Израиля. Это скорее представление, чем реальное изменение.

Чей же все-таки Иерусалим?
(Долгое молчание)

Может еще вопрос задам: это для всех?
О да! Некоторое время назад я был в Храме Гроба Господня, видел эмоции собравшихся там людей и не могу игнорировать это.Таковы и эмоции людей, собравшихся у Стены Плача или на Храмовой горе. Иерусалим не мне и не госпожа. Это особое место. Как и Сикстинская капелла — можно спросить, кому она принадлежит. Для Ватикана это факт. Но только ли католикам разрешено посещать его? Нет, это было бы абсурдно.

В вашем фильме есть фраза о том, что однажды израильтяне проснутся в светском гетто, каким является Тель-Авив, на фоне всего, я так понимаю, религиозного покоя. Это реальный сценарий?
В Израиле важно, кем ты себя считаешь.Вы считаете себя в первую очередь евреем или израильтянином? Если бы мы спросили людей об этом сегодня, они, вероятно, в основном сказали бы, что они евреи. Вероятно, это не изменится. Но я также замечаю кое-что новое в религиозных кругах. Еврей, живущий в мусульманской стране, мог бы горячо верить в Бога, исполнять все 613 мицв, но будет ли он носить бороду, шапку, халат - то есть выглядеть, как типичный, скажем, польский еврей 18-го или 19-го века? Нет. В Израиле все по-другому, здесь живут люди с корнями из Сирии, Марокко, Ирака, Ливии, и они выглядят точь-в-точь как те польские евреи из 18-го века.

Потому что могут?
Но зачем? В Израиле действительно жарко большую часть года, непрактичные эти пальто, шапки. Это даже не традиция, просто еще один барьер между нами. «Внешние признаки» становятся все более и более экстремальными. Мой прадед приехал из Литвы в Тель-Авив в 1924 году. Он был врачом, ультраортодоксальным евреем. Если бы ему нужно было пойти в гости в субботу, он бы взял осла и, хотя это запрещено религиозным законом, пошел бы к больному. Он вернулся пешком.Жизнь важнее мицвы. Можно обойтись без всего этого безумия, шляп и сюртуков.

Или это не безумие, а признак свободы?
На мой взгляд, фундаментализм, который мы наблюдаем в арабских странах, ничем не отличается от фундаментализма в ультраортодоксальных еврейских общинах. Хотя это, надо признать, меняется - по экономическим причинам и развитию современных технологий. Это включает надежду на лучшую интеграцию ультраортодоксов и остального общества.

Значит, вы не так пессимистичны, как я думал?
Вероятно, нет. Даже в кино я пытаюсь это как-то показать. Моя героиня остается в Кирьят-Йовеле. Кроме того, меня критиковали за излишний оптимизм. Однако я считаю, что как религиозные евреи определяют себя как общину, так и светские граждане должны видеть себя. В одной из моих любимых сцен монах говорит Наоми, играющей на органе, что он может импровизировать, на что она отвечает, что верит в Святую Троицу, а именно в Баха, Моцарта и Бетховена.Он сказал: «Значит, ты православный». И она понимает, что в некотором роде она тоже религиозный человек. То же самое и со всеми нами, считающими себя либералами. Либерализм якобы позволяет принять все - но это не так. Нам дороги определенные ценности, мы не на все согласны, у нас есть свои пределы. Где-то в конце оказывается, что мы православные в разных вопросах. Другая сторона должна отметить, что у нас тоже есть свои ценности, наша «святая тройка» и что наши «нерелигиозные» чувства не могут быть задеты.Если, например, я сажаю своих детей в машину в субботу и мы идем на выставку современного искусства, может быть, это следует считать моей собственной религиозной практикой? Может, для меня музей такой же, как и для другой стороны синагоги?

***

Эйтан Аннер - родился в 1969 году в Сакраменто, США, живет в Израиле. Режиссер и сценарист игровых, телевизионных и документальных фильмов. Его фильм «Мирное сердце» наиболее известен в Польше.

.90 000 еврейских женщин в оккупированном Кракове

Две еврейки перед магазином во время оккупации. FOT NAC / Wydawnictwo Prasowe Kraków-Warsaw

Судьба еврейского населения во время оккупации определялась политикой нацистской Германии - от первоначальных перемещений, ограничений на передвижение или принудительного труда до истребления. Поэтому первоочередной задачей еврейского мирного населения было просто выжить, а это было непросто. Особенно тяжело приходилось еврейским женщинам.Их истории во время оккупации значительно отличались, например, от историй мужчин-евреев во время оккупации.

Jolanta Drużyńska: Еврейская женщина, согласно традиции, должна быть скромной, молчаливой и трудолюбивой, терпеливой, послушной Богу и покорной своему мужу, не обращающей внимания на свои нужды и снисходительной. Короче говоря, она должна была быть хранительницей очага. И так было много лет в ортодоксальных еврейских семьях, не в тех семьях прогрессивных евреев или ассимилировавшихся с польской общиной, но оккупация перевернула представление о еврейке из ортодоксальных семей.

Зофья Радзиковска: Я просто хотела отметить, что то, что вы сказали, касается в основном женщин из православных кругов, потому что, например, моя мать до войны уже работала и в молодости была участницей восстания, т.е. социалистический еврейский рабочий союз, поэтому я не знал этой традиции еврейской женщины из ортодоксальной семьи.

Д.Д.: Но недостатка в традиционных еврейских семьях в довоенном Кракове не было.

Martyna Grądzka-Rejak: До войны и в оккупированном Кракове было много семей, которые культивировали эту религиозную традицию ортодоксальных евреев. С другой стороны, война привела к тому, что именно эта часть общества стала жертвой истребления в первую очередь. Труднее всего им было спрятаться, найти себе место после т.н. С арийской стороны, чтобы выжить, поэтому от этих людей у ​​нас меньше всего свидетельств их положения во время войны. Нет сомнения, что до войны в Казимеже существовало ортодоксальное и традиционное мировоззрение.Я, конечно, согласна с тем, что вы здесь сказали, что многие женщины были вынуждены уйти за пределы родного мира перед войной. В первую очередь это было последствием Первой мировой войны, потому что тогда мужчины покидали свои семьи и женщинам приходилось брать на себя мужские роли. Позже межвоенный период несколько успокоил эти настроения, восстановил это равновесие, а Вторая мировая война вновь перевернула судьбу общины.

Ж.Д.: Я как раз собирался сослаться на Первую мировую войну, потому что она многое меняет, это положение женщин в частности.Ведь женщина во Второй Польской Республике получает право голоса, как минимум, и это касается не только польских женщин, но и граждан Второй Польской Республики, которые были еврейками.

Mariusz Wołos: Первая война – это переоценка многих отношений из-за того, что мужчины уходят на фронт, часто не возвращаются с этого фронта или возвращаются инвалиды и кто-то должен их заменить в этом тылу, т.к. было сказано тогда. Женщины начинают работать, они заменяют мужчин в таких профессиях и на таких ролях, как раньше.Возвращаясь к избирательным правам, маршал Пилсудский и его окружение очень часто подчеркивали, что избирательные права, которые были предоставлены женщинам в Польше, а не только польским женщинам, являются результатом патриотических настроений женщин и, поверьте мне, я имею дело с периодом Первой мировой войны, в польском ирредентистском движении было много польских женщин еврейского происхождения, которые внесли огромный вклад в вопросы, о которых мы говорим. Действительно, положение женщины изменилось, это видно невооруженным глазом по одежде, манере поведения и доступу к образованию; это относится, конечно, и к еврейским женщинам.Здесь же следует сказать именно в отношении Кракова, где это явление было отчетливо заметно: это процесс видимого стремления к эмансипации и ассимиляции краковских евреев, особенно в первые годы межвоенного периода после Первой мировой войны. Потом немного уменьшается, в 1930-е менее отчетливо, но на примере Кракова видно. Например, см. книги по смене имени. Это процесс ассимиляции, который не навязывается. Эта польскость была привлекательна для некоторых польских евреев, особенно из Галиции в то время, и вся трагедия того времени презрения, о котором мы будем говорить, состоит в том, что для немцев, нацистов и нацистов не имело никакого значения, убивали ли они лица еврейской национальности, принадлежавшие к православным или находящиеся из числа ассимилированных или находящихся в процессе ассимиляции.Для них это была масса, которую нужно было ликвидировать.

Ю.Д.: Точно, стоит обратить внимание на Краков, как эта община ассимилировалась в Кракове, ведь посмотрите старые регистрационные книги и мы найдем здесь, что эти ассимилированные еврейские семьи вообще не жили в Казимеже. Мало того, большую часть своей жизни они провели не в Казимеже до оккупации, когда даже в этих краях было создано гетто. В конце концов, это рыночная площадь, ее окрестности, Аллея Тшех Вещув и улица Крупнича, где жила госпожа Зофия Радзиковская, были заселены этой общиной.

З.Р.: Моя семья жила по адресу Крупнича 22,

Ж.Д.: Знаменитый Дом литераторов позже.

З.Р.: Я знаю, что мой дед жил еще в Казимеже. Это показывает, что моя семья не была ассимилирована, но определенно эмансипирована. Такое направление изменения адреса было типичным для этого процесса.

Ю.Д.: Как именно люди уехали из Казимежа и как они стали нормально жить по всему Кракову.Род занятий. Оккупация переворачивает все с ног на голову. И, как сказал профессор, не имело значения, происходил ли кто-то из ассимилированных или эмансипированных семей, или кто-то происходил из традиционных, ортодоксальных еврейских семей. Это не имело значения для оккупанта.

М. Г.-Р.: Это не имело значения для оккупанта, но имело значение для этих людей. Мы знаем об истреблении сегодня и смотрим на него ретроспективно, и те люди, которые жили с сентября 1939 года, не осознавали, к чему шли отдельные шаги немцев.На самом деле стало ясно только в середине 1942 года, когда из Кракова отправились первые массовые депортационные эшелоны в лагерь смерти в Белжеце, так что для этих людей, из каких кругов они происходили в начале войны, а потом и в выбранных стратегий выживания, потому что, как мы уже говорили, у ортодоксальных евреев было гораздо меньше шансов выжить в этой войне, и если кто-то ранее жил в польской среде, работал с ними, жил, иногда посещал школу, то он мог просто считать или по крайней мере, была такая надежда, что он может рассчитывать на своих бывших друзей, соседей, что они помогут ему выжить в эти времена, найти убежище после так называемогос арийской стороны, когда выяснилось, к чему на самом деле стремилась немецкая политика.

Ж.Д.: Мы еще поговорим о том, как жить на арийской стороне, но сейчас поговорим о роли женщин, о том, как женщины выжили или пытались выжить в этом аду. Я недаром упомянул о статусе или определении места женщины в семье по еврейской традиции - хранительницы семейной жизни, т.е. лица, которое должно было заботиться о воспитании детей, вспомним, что в Православных семей было много, как и в традиционных католических польских семьях; Детей было восемь, девять, двенадцать, иногда больше или меньше, так что она, женщина, должна была следить за домом, заботиться о детях и муже, и это было ее первостепенной задачей.Она не работала вне дома, чтобы прокормить семью, так как г-жа Зофия сказала, что ее мать уже работает. В православных семьях именно муж зарабатывал деньги на содержание семьи, а когда пришла оккупация, ввели порядок и заставили работать евреев, т.е. женщин тоже, в отличие от поляков, которые обязаны были работать.

М. Г.-Р.: Конечно, принудительный труд был обязателен для всех евреев в возрасте от 14 до 60 лет, по крайней мере, таковы были установленные немцами пределы.С другой стороны, если была нужда и положение данной семьи было хуже, младших детей и стариков заставляли работать.

Д.Д.: И те женщины, которые никогда не работали вне дома. Вот тут и начинается проблема.

М. Г.-Р.: Да, конечно. Здесь это тоже не так, потому что межвоенный период вынудил многие семьи начать свою профессиональную деятельность. Это не обязательно должна была быть работа на фабрике, но это могла быть работа в какой-нибудь собственной мастерской, в собственном магазине, например, работа, которая помогала бы в содержании дома и семьи.Следует помнить, что в православных семьях мужчина создан несколько для других целей. Ему полагалось изучать журнал, оставаться в ешиве, если он был в состоянии это сделать, поэтому для женщины такая роль в связи с работой предназначалась, конечно, не в смысле работы в общественном месте, а именно работает, чтобы получить некоторые финансовые средства для семьи. Здесь, конечно, война ее углубляет и заставляет работать и женщин из ассимилированных, более богатых сред, где имущественное положение могло позволить им заниматься общественной деятельностью, но не ради прибыли.Период оккупации заставил их пойти на работу.

M.W.: Так что это, так сказать, принудительная эмансипация, которая, к сожалению, была этапом к истреблению, о котором упоминал здесь автор книги, и о котором не все знали с самого начала. Меня всегда удивляют вопросы, которые очень хорошо подчеркнуты, в т.ч. как даже на этой арийской стороне чувствовал себя человек, едущий в трамвае, имевший неарийские черты. Ведь это постоянное ЧП.Конечно, с 1942 года она увеличивается, но с самого начала это ЧП на каждом шагу, один взгляд того, кто ехал в этом трамвае и следил за людьми, потому что он был доносчиком. Это невообразимые, экстремальные ситуации, которые должны были привести к переоценке практически всего с психологической точки зрения, а также повлияли на положение женщин, даже в этой ортодоксальной семье, до тех пор, пока эти семьи могли жить вместе в течение первых период оккупации.

Дж.Д.: Многое изменилось, когда открыли гетто, когда начались первые переселения, когда людей фактически изгоняли из домов.

ZR: Нашу семью выгнали из квартиры еще до того, как был издан приказ всем евреям добровольно покинуть Краков, потому что немцы выбрали наш дом для собственного проживания и я не знаю, было ли там казино или налоговики там, потому что есть разные версии, в любом случае, мы были вынуждены покинуть квартиру еще раньше.Мы тоже сначала бродили, а потом моя мама получила арийские документы, и мы поехали в деревню, недалеко, в Борек Фаленцкий, который тогда был деревней, но пригородом. И наша семья очень быстро разошлась. Мы функционировали в этой деревне как нормальные жители Кракова с такой легендой, что мой отец ушел на войну и не вернулся, и немцы нас выгнали, что было правдой. Так что мой отец прятался в другом месте, пока не было создано гетто, куда он позже решил отправиться.Мама решила, что в гетто мы не пойдем.

Ж.Д.: А почему ваш отец решил отправиться в гетто?

ZR: У моего отца был очень маленький шанс, потому что, как известно, мужчине в любой момент могли доказать, что он еврей, все они тогда были обрезаны, к тому же он имел более еврейскую внешность.. Не знаю, может быть, не хватило ему мужества спрятаться в другом месте, рискнуть, потому что надо понимать, что еврей, обнаруженный вне гетто, мог быть немедленно убит, если бы его не отправили в концлагерь. лагерь.Не знаю, откуда у моей матери взялись мужество и интуиция не идти в гетто, но я тогда так не думал. Я знаю, что мы никогда не были в гетто, мама решила, что мы будем жить в деревне.

MG-R.: Вот, ссылаясь на то, что вы говорите, излагая свою историю, могу добавить из источников: многие люди, предпринявшие попытку перейти на арийскую сторону и функционировать там через какое-то время - это примерно как Вы говорили, профессор, имея проблемы с поиском места, еды или работы, которые позволили бы им функционировать, они решили вернуться в гетто, полагая, что они будут в большей безопасности среди своих.Позже их судьбы сложились иначе. Состояние здоровья некоторых людей, особенно молодых, которые после ликвидации гетто оказались в лагере Плашув, позволило им функционировать в лагере и пережить войну, но, к сожалению, остальные люди в Плашуве , работавшие там в этих ужасных, ужасных условиях, не дожили до конца оккупации.

Д.Д.: Госпожа Зофия говорила, что мужчинам выживать тяжелее, знаете ли, из-за обрезания можно было проверить, евреи они или нет. У многих еврейских женщин не было этой семитской внешности, поэтому они легко могли скрыть эту арийскую сторону, но часто этого было недостаточно, поэтому хотелось бы вернуться к женщине.Им нужно было найти в себе силы не только заработать для этой семьи в этой ситуации, но и защитить своих детей, и я думаю, что это было таким огромным испытанием, особенно тяжелым в то время. И особенно тяжело было еврейским женщинам, когда было создано гетто. Как прокормить дюжину или около того детей?

М. Г.-Р.: Вопрос сложный и ответ на него трудно найти в источниках. На ум приходит история Ирены Маркевич. Это женщина, которая решила не жить с мужем в краковском гетто.Они пришли к выводу, что им будет легче скрыться за пределами гетто, и ушли в места под Краковом, где их скитания во время оккупации были долгими и тяжелыми - из Скалы по разным местам. В какой-то момент происходит ситуация, когда мужа Ирины арестовывают и отправляют на работу, а она остается одна с ребенком. Она начинает вести дневник, и из этого дневника мы знаем, какую сложную психологическую ситуацию переживает эта женщина. С одной стороны, она не хочет беспокоить мужа, сообщать ему об условиях, в которых они функционируют, о том, как трудно найти работу, скрывать себя, свою личность и личность ребенка.Это был мальчик, так что, как сказала Зофия, разоблачить их было очень легко. Для нее то, из чего она черпала силы, что позволяло ей функционировать каждый день, было, как это ни парадоксально, ведением этого дневника, излиянием на бумагу этих непростых мыслей, часто слезами в письменной форме. У нее даже не было друга, на которого можно пожаловаться, ей некому было рассказать о своем тяжелом положении, потому что потенциально она могла видеть угрозу в каждом человеке, и когда в этой деревне под Краковом было действительно тяжело - ее шантажировали там - она ​​переехала в Краков.Здесь он тоже пишет в своем дневнике, что информация распространялась со скоростью света, из которого она возникла. Кто-то в каком-то месте, где она узнала об этом, информация продолжала распространяться, и она просто постоянно меняла адреса. К счастью, этой женщине удалось дожить до конца войны с ребенком, а вот ее муж, к сожалению, не выжил. И она заканчивает свой дневник таким печальным выводом, говоря, что с одной стороны она рада, что выжила, родила ребенка и что удалось спасти, но смысл ее жизни также функционировал для мужа.Поскольку у нее не было этого мужа, она знает, что потеряла немного смысла в своей жизни, и так заканчивается этот дневник в 1945 году. Мне сложно сказать, как сложилась ее судьба, но в тот момент история была действительно печальной.

M.W.: Сюда же добавлю одну историю из Кракова. Пожалуйста, помните, что Краков в то время был городом почти в четыре раза меньше, чем сегодня. Сегодня пройти по улице не так сложно, можно встретить знакомое лицо, а тогда вероятность была в четыре раза выше.Таким образом, возможности разоблачить, разоблачить, освободить было намного, намного больше. Не всегда удавалось спрятаться на долгие годы, это удавалось лишь единицам. Однако я вспоминаю еще одну историю из этой книги, которая меня шокировала. Молодая пара, мужчина бежал из тюрьмы в Монтелупиче, уехал в Бохню, встретил там свою жену, но через несколько месяцев был снова арестован, и произошло это в 1943 году, может быть, в ноябре, и судьба его была решена, и он сдал жену.Он выдал его потому, что они, вероятно, заранее договорились, что если один из них попадет в руки смерти, то другой тоже решит умереть, а эта женщина, уже в тюрьме, вела себя определенно нормально. Она пела песни, она была счастлива, зная, что вот-вот умрет. Также в эти страшные времена люди, борясь за свою жизнь, умели вести себя так, не знаю, правильно ли это будет сказать, иррационально, но с их точки зрения это было очень рационально, потому что что можно было сделать. Жизнь была самой главной ценностью.Если бы эта жизнь была в опасности, ты, по сути, терял все, смысл жизни. Это необычные дилеммы, и я очень рад, что в этой книге, кроме такого фактического повествования, есть масса примеров, касающихся еще и стратегий выживания. Интересно в этой работе с позиции женщины, которая и с той и с другой стороны, т.е. и на арийской стороне и на еврейской стороне, хотя эти нити на арийской стороне - вот уговорила Мартину и делаю еще раз - есть меньше. Это новая область исследований, которая еще впереди.Он не раскрыт полностью. Мы знаем многое, но не все.

Д.Д.: Миссис Зофия, какова была стратегия выживания вашей матери? Потому что вы были на этой арийской стороне, в сегодняшней части Кракова, в Бореке Фаленцком.

Z.R.: Да, моя мама до войны работала в такой компании по производству стоматологических товаров, поэтому у нее было много друзей в любой среде, а во время войны ее кто-то нанял, и моя мама ездила из Борека в Краков почти каждый день. Понятия не имею, через что она прошла на этом пути, хотя у нее была красивая внешность, хорошие документы на настоящее имя нашей довоенной домработницы.Нам, конечно, тоже пришлось убегать от шантажиста от этого Борека и мы тоже менялись деревнями, но, насколько я знаю, по дороге к ней никто не приставал. У меня есть кое-какие знания, полученные позже, но насколько я помню, моя мама ездила на работу в Краков, и у нее были сбережения до войны, конечно, но все они были потеряны для шантажиста, мы купили сами, прежде чем мы сбежал от Борека. До конца войны мама уехала куда-то работать. И вот как я это помню, я целый день была одна, мама на работе.

Дж.Д.: После войны вы не спрашивали?

З.Р.: Я ни о чем не спрашивала, и мама мне не говорила. Я только знал, что немцы забрали моего папу и что, может быть, он вернется, и тогда было очевидно, что он не вернется, потому что он был в Плашуве, а потом в Освенциме. Мама разговаривала с подругами, когда они приходили, всегда вполголоса, не при детях, к тому же я всегда жила напролом и не спрашивала. Я вспомнил, что сам пережил и как это было, но у меня огромные пробелы в памяти. Я помню такие моменты, переживания, но я начал вспоминать все это спустя десять лет, когда после смены режима нас стали спрашивать, как мы это пережили, и я начал это вспоминать.После войны я не спрашивал, я знал, что это ужасно, что немцы хотели нас убить и что нас освободила Красная Армия, потому что так было сказано. Позже я два года ходил в еврейскую школу, и это совсем другая история.

Ж.Д.: Скажите, пожалуйста, когда началась война, вы были совсем маленьким ребенком (4 года), поэтому трудно вспомнить какие-либо моменты в вашей жизни, когда вы были таким маленьким. Когда война закончилась, тебе было 10 лет, и ты точно можешь вспомнить здесь больше.

З.Р.: Я помню те начала, я помню, когда кто-то пришел и поговорил с моим отцом, а потом оказалось, что мы должны выйти из квартиры, нам дали минуту. Помню, приходили люди и выносили все из дома, потом мы бродили по разным углам, потом уже были в деревне, и я даже крестилась, у меня было свидетельство о рождении, я даже в школу ходила. И я жил как арийские дети.

Д.Д.: А как насчет еды? Ты помнишь

З.Р.: Было. Мы жили в деревне, я не помню, чтобы был голоден. Я не помню, чтобы готовили, ни источника, ни плиты, ничего, но мы не голодали. Я много болел, но не помню, чтобы голодал. В этой деревне всегда что-то было.

Ж.Д.: Можно было бы найти что-то раньше, чем в городе.

З.Р.: Думаю да. Я прекрасно помню, когда закончилась война, потому что мы жили в Ленге в конце войны, кстати, я живу рядом, и рядом был аэропорт в Чижинах, и его разбомбили, когда вошли русские, я ужасно боялся из-за того, что эти бомбы были так близко.Вот и все. Я практически не видел немцев во время войны. Я видел полицейского-шантажиста, который пришел к нам. Немцы к нам в деревню не приходили, по крайней мере я не помню.

Ю.Д.: Думаю, надо вернуться в гетто, рассказать, как справлялись или не справлялись женщины в гетто, потом как справлялись или не справлялись в Плашуве, те, что выжили, остались. Сначала депортации, переезд в гетто, затем стягивание территории гетто и, наконец, тех, кто выжил, до Плашува.

М. Г.-Р.: Кратко, в хронологическом порядке, потому что Краков был таким уникальным городом по сравнению с другими городами оккупированной Польши, потому что он был выбран немцами в качестве так называемого столица Генерал-губернаторства, поэтому этот город должен был стать, как его называли немцы, свободным от еврейской общины, свободным от евреев. А для этого нужно помнить, что вначале в городе проживало около 70 тысяч человек. евреев, поэтому в 1940 году власти приказали т.н. выселение из города.Это были просто депортации евреев в другие места под Краковом, а также в места в других районах: в Люблинском, Радомском или даже Варшавском районах, а из Кракова такие перевозки начались осенью 1940 года; последние были опубликованы при создании гетто весной 1941 года. Также, наконец, в марте 1941 года в краковское гетто отправляется действительно небольшая группа бывших жителей Кракова, т. е. около 11 000 человек. человек, вот как это оценивается на март 41 года, но район, выбранный немцами для гетто, был не районом Казимеж, местом, где веками жили евреи, а районом Подгуже , запущенная часть Кракова, плохо модернизированная, с канализацией, такая запущенная часть, в которую переселили поляков и 11000Евреи, более или менее 20 гектаров, так что вы можете себе представить, как там было тесно, как трудно там было функционировать.

ДД: Я думаю, мы до сих пор прекрасно помним, как выглядело Подгуже, район вокруг площади Героев Гетта, даже лет десять назад, или сразу после смены режима, или в 1980-е годы, мы точно знаем, что это за часть город выглядел как .

MG-R.: Какова была роль женщины, когда она переезжала из бывших квартир, из разных частей города, из Казимежа или, как мы говорим об этих ассимилированных семьях, из-за Аллеи Тжех-Вещув из других мест , в роли еврейки была попытка воссоздать атмосферу дома в разных условиях.Речь идет о таких ситуациях, когда две-три семьи должны были соединиться в одной квартире. Подсчитано, что в то время на одно окно в гетто приходилось по 4 человека. Так оценивают люди, которые помнят те времена, например, Мечислав Пемпер. Для женщины главной задачей было воссоздать атмосферу дома, сделать это место, хотя это было сложно сделать, сделать его красивым, забрать с собой оставленные там сувениры, которые не выбросили, какие-то остатки мебели и сделать дом для этого дома, после всех тягот работы, в который хочется возвращаться каждый день.

Ж.Д.: Это может показаться невероятным, но иногда это удавалось или удавалось, я бы сказал, крайне часто, в таких условиях.

М. Г.-Р.: Очевидно, это зависело от материального положения данной семьи. По крайней мере, в начале функционирования краковского гетто более богатые семьи могли себе позволить, например, нанять няню или какую-нибудь прислугу, были семьи, которые, воспользовавшись этими финансовыми возможностями, организовали себе немного лучшее помещение, или были такие семьи, которые были в некотором смысле привилегированными, напр.Я говорю о семьях членов еврейской службы порядка или еврейской полиции, которые автоматически получали несколько лучшие условия для функционирования, а здесь, благодаря этому, и женщинам было легче создавать эту атмосферу дома. Интересно, что рептилоидная пресса, которая выходила, я имею в виду Газету Жидовскую, которая часто писала обращения к еврейским женщинам, что это их время, это момент, когда они должны показать, что они должны быть такими весталками домашнего очага и создать атмосферу именно для того, чтобы осветить эти темные времена презрения.Таких обращений очень много, они напечатаны практически в трети номеров.

M.W.: Но это и не удивительно, ведь эта газета еще больше напугала это сообщество, живущее во времена травмы? Ну, ты не можешь этого сделать. Это был преднамеренный акт утешения, показывающий определенный путь выживания. Потому что мы рисуем здесь картину, которая является реальной картиной, но в то же время искусственной, потому что реальность, о которой мы говорим, — это реальность, взятая из нормальности и помещенная в ненормальность, и вот как это работает.Теперь у нас есть этот огонь, потому что мы успели его восстановить, семья еще цела, есть еще ради чего жить, но вдруг этот ребенок видит, что кого-то убивают на улице, что кто-то исчезает, увозится. Как это примирить? Это невероятно, и женщины с этим сталкивались. Я думаю, что большинство из них хорошо справлялись с этим до того момента, когда эта ситуация снова исчезла и появилась другая реальность, то есть КЛ Плашув.

Д.Д.: Точно, вы упомянули здесь «Еврейскую газету»; Я помню, как читал такие еврейские газеты.Что меня больше всего удивило в этой газете, так это не объявления, которые газета должна была публиковать о том, что евреи должны переселиться на другие улицы, и все эти немецкие объявления, а то, что меня больше всего удивило, это те объявления о такой нормальной жизни. Это и объявление о свадьбе, и это реклама, например, кредитов или того, что можно что-то обменять, или информация об открытии кафе, о встрече или о танцах — такие попытки показать какую-то нормальность в эта аномалия.Сказать по правде, имея в виду эти исторические события, то есть оккупацию, зная об ужасе оккупации, я должен признать, что именно «Жидовская газета» меня очень удивила, когда я посмотрел на эти цифры, потому что я не ожидал, что можно было вести нормальную жизнь в ненормальное время.

М. Г.-Р.: Но именно так гетто функционировало эти два года. Мы можем разделить это время на два основных периода: первый – период создания гетто и период, когда после первого связанного с ним потрясения люди начали приспосабливаться к новым условиям.Нужно было построить больницы, места, где можно было купить лекарства, создать магазины и кафе. Ведь с июня 1941 года по июнь 1942 года в гетто с успехом проводились различные художественные собрания, они были в первую очередь направлены на сбор средств, может это была не художественная деятельность сама по себе, но речь шла о сборе денег для больных, для сирот , нуждающиеся. И так гетто функционировало до июня 1942 года, когда эту общину снова «перепахали», потому что тогда на рубеже мая и июня начались большие депортационные эшелоны в лагерь смерти в Белжеце, после этих эшелонов ничего не изменилось, район гетто сокращается, некоторые люди исчезают - это нормально.6-7 тысяч человек, нам трудно точно определить, сколько человек было депортировано, потому что у нас нет списков депортированных, мы предполагаем, что это могло быть даже 8 тысяч. люди, депортированные в то время, и надежда, развиваемая семьями, женщинами, мужчинами, что мы сможем выжить в этом гетто до конца оккупации, что мы как-то добьемся успеха, что мы будем здесь тесниться, условия ужасны, но будем жить.

Ж.Д.: Здесь я хотел бы выделить одну вещь. Госпожа Зофья рассказала, что моя мама всю оккупацию ходила на работу, она не знала точно, где и как, но знала.У нее была хорошая внешность, она должна была быть чрезвычайно сильным психически сильным человеком, чтобы выдержать, о чем говорил и профессор, напор этих взглядов, так как женщина притягивала их автоматически, особенно мужчин, и это было связано не только с нахождением каких-то Еврейка пряталась на арийской стороне, но это могли быть и нормальные мужские взгляды на красивую или интересную женщину, и надо было терпеть это давление, вспоминая, кто ты и что надо было скрывать. Я хотел бы здесь напомнить о том, о чем вы пишете в своей книге и о чем редко упоминаете, о страшной травме унижений, которые пережили женщины во время оккупации.Мужчины могут по-разному переживать некоторые вещи, а женщины, их интимность, женственность, сексуальность где-то спрятана, и в это время они переживали что-то невообразимое для нас.

М. Г.-Р.: Нельзя забывать, что речь идет о совсем других временах, сколь отличных от нашего времени, в котором, однако, по-иному трактуется похоть. В межвоенный период или период Великой Отечественной войны эта телесность воспринималась иначе, она была видимой, но скрытой.

З.Р.: Просто хотела добавить, что узнала позже, где работала моя мама. Ну, один из знакомых стоматологов устроил ее на работу в свою стоматологическую клинику, благодаря чему у нее была справка с места работы, талоны на питание и все.

М. Г.-Р.: Возвращаясь к этой теме, связанной с женственностью. В начале войны и функционирования гетто женщины заботились о себе, старались сохранить эту женственность, как-то ее подчеркнуть. Когда они в Плашуве, многое меняется, потому что невозможно подчеркнуть эту женственность.Трудно сказать, что женщина хорошо выглядела в полосатом мундире или какой-то грязной одежде, в которой она, должно быть, ходила там.

ДД: Я также думал о предыдущих ситуациях унижения женщин, потому что немцы пытались унизить евреев на каждом шагу, мы знаем православных, как они с ними обращались, их хватали за бороды, за пейсы и отрезали в презрительно, обзывались и не лучше себя вели в отношении к женщинам. Я имею в виду, например, поиск спрятанных ценностей в разных частях тела.

МВт.: Есть описание такой трагической сцены, когда молодая женщина из Варшавы приезжает в Краков, встречает на улице свою подругу, которая оказывается доносчиком, переворачивается, попадает в тюрьму и оказывается раздели догола и жестоко избили 4 грабителя. Это невообразимые ситуации, и тогда они случались практически каждый день. Этой женщине в любом случае повезло, потому что она все это пережила, это был божественный поступок, что она добилась успеха. Таких сцен было много, но я также думаю, что тело, даже его осознание, равно как и обращение к Богу, было своего рода психологическим барьером на пути происходящего в эти страшные времена.На самом деле мы стоим перед призраком смерти, мы не знаем, произойдет ли это через мгновение, или через два дня, или через два часа, или через две недели. Мысли убегают куда-то дальше, потому что человеческую мысль труднее всего засунуть в эти клещи, и вот в книге очень хорошо показаны эти психологические элементы, в чем и состоит большая ценность этой книги.

MG-R.: На что еще хотелось бы сослаться - в то время, когда росло осознание того, на что направлены немецкие регламенты, осознание грядущего истребления, у меня такое впечатление, читая эти многочисленные отчеты что существовали определенные решения существующих моральных норм в силе.Я имею в виду различные неформальные отношения, в которые вступали люди, видя, что, возможно, эта жизнь продлится две-три недели, месяц, поэтому стали возникать какие-то внутренние инстинкты, что надо пользоваться этой жизнью, пока она есть, пока она длится, а не откладывай дела на потом, но это одна сторона. Другая сторона заключается в том, что в трагические для общества моменты, такие как неоднократно упоминавшиеся акции депортации, имели место нападения на женщин. Они были беззащитны, поэтому их можно было легче эксплуатировать, чем мужчин, и я имею в виду различные изнасилования, сексуальные надругательства и подобные ситуации, к сожалению, были и так называемыеС арийской стороны, когда бывали случаи, когда кто-то помогавший в какой-то момент становился палачом для такой женщины и это не единичные случаи, уже можно говорить с большим мужеством.

ДД.: "Одной из самых громких движущих сил деятельности еврейской женщины является долг. Из чувства долга проистекает ее специфический макиавеллизм в жизни, который выражается в крайних колебаниях от благородного идеализма к приземленности эгоизм и даже крах». Это цитата из архива Рингельблюма, которую вы включили в свою книгу.Это цитата, которая в двух словах показывает весь спектр возможных вариантов поведения. Поведение, вызванное ненормальностью времени, в котором женщине довелось жить.

М.Г.-Р.: Да, одним из примеров крушения, упомянутых Рингильблюмом и которые также можно проследить на основании донесений об оккупированном Кракове, были все проявления сотрудничества еврейских женщин и немцев. Это была одна из стратегий выживания, предпринятая для того, чтобы спасти себя или кого-то из своей семьи, а Стефания Брандштаттер была самым известным краковским осведомителем.Я знаю о ней много и мало, на самом деле этот персонаж довольно загадочен, потому что фигурирует во многих отчетах, но это очень поверхностные документы, поэтому сегодня сложно судить, в чем заключалась ее деятельность. Мы знаем, что одним из ее занятий было отлавливание прячущихся еврейских женщин и детей, потому что, как член общины, она могла распознавать поведение этих людей.

Д.Д.: Или быть правильным способом заставить этих людей обманывать.

М.В.: Такие люди даже смотрели на детей в Плантах. Здесь мы имеем крайний случай, они не были частыми, и, возвращаясь к этим извращениям, я извиняюсь за использование слова извращение в этом контексте, но другой формой было участие в движении сопротивления. Разочарование в том смысле, что это еще и бегство к некой нормальности, что если жизни женщины все равно угрожает опасность, она как минимум потеряет ее в борьбе за достойную смерть, умрет, как умирает герой. Это своего рода вырождение, и здесь опять же примеры женщин, причастных к еврейской боевой организации, а также к деятельности польского подполья.Их было не так уж и мало. Но были и позиции некоторой пассивности перед лицом этого чудовища, которое казалось неизбежным. У нас есть целый спектр различных моделей поведения. Неудивительно, каждый из нас по-разному реагирует на такую ​​ситуацию, ее нельзя свести к одному знаменателю.

Ж.Д.: Да, потому что самой большой ценностью, которую можно было потерять, была жизнь. Все рвались к нему, чтобы выжить. Эта надежда, что все получится. Госпожа Софья, вы сказали, что давно не спрашивали у матери, хотя и знали о своем происхождении, через несколько десятков лет к вам стали возвращаться эти воспоминания, удалось ли вам вытащить это время оккупации из их?

З.Р.: Знаете, поначалу было очень тяжело, но чем больше меня просили рассказать об этом, тем больше вещей всплывало из той ночи забвения. Когда вы говорили об этом, это было так, некоторые окна открывались. У меня полностью стерты целые области, но, например, я забыл, что когда-либо был голоден, но не помню, что я ел. Запоминались разные моменты, самые решающие, например образ того шантажиста, милиционера, который пришел в темноте ночью, на гражданском языке с текстом, что он знает, что мы евреи и что он должен вести нас в гестапо.К счастью, он был коррумпирован, т.е., вероятно, пришел с надеждой, что ему заплатят.

Ж.Д.: Это был твой самый сильный опыт?

З.Р.: Дважды я уже первый раз лежала в постели и он сказал: "Одевай ее, пойдем в гестапо". Я не знал, что это значит, но я знал нечто ужасное, я знал, что немцы хотели нас убить, хотя я не знаю, понимает ли ребенок, что значит убивать. Позже он вернулся, и моя мать вернула ему все, и мы сбежали.Я также слышал много рассказов своих друзей, которые тоже пережили войну, многие из них рассказывали, что их спасли матери. Еврейские женщины. И хорошо, что этой темой кто-то занимался отдельно, потому что это единственная в своем роде тема.

комп. Вероника Петржак / jd

.

Смотрите также